Меню

Защита авторских прав одежда



Защита авторских прав одежда

Не секрет, что современный мир моды – поле напряжённой борьбы за любовь, признание и лояльность потребителей. В таких условиях постоянной жёсткой конкуренции дизайнеры всемирно известных модных домов, больших компаний, работающих в сегменте fast fashion, а также сравнительно небольших, но известных и популярных на тех или иных территориальных рынках фирм, стремятся обеспечить надёжную охрану своих прав на созданные ими результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации и активно защищают эти права в случае их нарушения. В данной статье приводятся сведения о том, каким образом на сегодняшний день дизайнеры и компании осуществляют охрану и защиту продуктов своего художественного творчества, а также приводятся некоторые наиболее резонансные и скандальные примеры нарушения прав на объекты интеллектуальной собственности, имевшие место в модной индустрии на протяжении последних 30 лет.

Источник фото: www.lookatme.ru

Торговые знаки

Итак, для современных дизайнеров существует четыре устоявшихся способа обеспечения охраны и защиты прав на объекты интеллектуальной собственности[1], эффективность использования каждого из которых напрямую зависит от сегмента модной индустрии, к которому принадлежит компания – high fashion или fast fashion, а также от конкретной территориальной юрисдикции, в пределах которой кутюрье осуществляет свою творческую деятельность, поскольку законодательство об интеллектуальной собственности каждого государства, как, впрочем, и законодательство в любой другой сфере, имеет свою специфику, в частности, связанную с процедурой предоставления правовой охраны результатам интеллектуальной деятельности в рассматриваемой сфере. Так, первый способ – регистрация товарного знака (далее – ТЗ) – по всеобщему признанию, является наиболее действенной мерой, поскольку позволяет обеспечить максимально исчерпывающую охрану непосредственно самому бренду, под которым дизайнером (дизайнерами) создаётся множество различных моделей, дизайнов одежды, обуви, аксессуаров, тканей, фурнитуры. При этом, говоря о ТЗ, необходимо учитывать, что применительно к некоторым брендам в сфере fast fashion, таким, как названия сезонных коллекций крупных компаний – в особенности, это характерно для джинсовых коллекций – регистрация ТЗ будет нецелесообразной, так как на весь этот процесс, в соответствии с тем же российским законодательством, может уйти 1 – 1,5 гг., что слишком долго для участников рынка «быстрой моды»[2].

«Для современных дизайнеров существует четыре устоявшихся способа обеспечения охраны и защиты прав на объекты интеллектуальной собственности, эффективность использования каждого из которых напрямую зависит от сегмента модной индустрии, к которому принадлежит компания – high fashion или fast fashion, а также от конкретной территориальной юрисдикции, в пределах которой кутюрье осуществляет свою творческую деятельность»

В соответствии с Гражданским кодексом РФ в качестве ТЗ могут быть зарегистрированы словесные, изобразительные, объемные и другие обозначения или их комбинации, кроме того, ТЗ может быть зарегистрирован в любом цвете или цветовом сочетании (ст. 1482). При этом до 2014 г. отсутствовала возможность регистрации и, соответственно, охраны в качестве ТЗ таких неразрывно связанных с брендом обозначений, как форма и дизайн изделия, его упаковка, цвет, что некоторым образом осложняло положение ряда компаний. Сейчас же п. 1.1 ст. 1483 Кодекса указывает на то, что названным элементам и их комбинациям может предоставляться правовая охрана в случае, если они уже продолжительное время обладают различительной способностью на момент подачи заявления о государственной регистрации в качестве ТЗ. Видится, что наиболее доступным примером регистрации указанных параметров как ТЗ (вида ТЗ, известного в зарубежных юрисдикциях как trade dress[3]) могут быть знаменитые туфли Christian Louboutin с красной подошвой.

При этом занимательно, что сам мэтр активно и регулярно отстаивает свои права на данный ТЗ в судах, однако не всегда выигрывает в таких процессах. В этом плане показательно дело 2011 года Christian Louboutin против марки Yves Saint-Laurent (YSL)[4], в результате окончательного разрешения которого «монополия» Лабутена на красный цвет подошвы, ассоциирующийся у потребителей непосредственно с туфлями марки Christian Louboutin, была фактически признана, но в то же время ограничена: данный ТЗ Лабутена охватывает лишь туфли с красной подошвой, контрастной к их основному цвету (именно такая характеристика внешнего вида изделий позволила им приобрести различительную способность), в то время как изготовление монохромных красных туфель с красной подошвой (как в случае с YSL) не является нарушением исключительного права на данный ТЗ.

Источник фото: www.luxsure.fr

Другого рода борьба за отстаивание права на ТЗ уже не раз разгоралась между членами семьи Gucci. Так, в 1988 г. по иску компании Gucci внуку знаменитого основателя бренда судом было запрещено использовать свою фамилию (Gucci) в качестве своего собственного ТЗ, под которым тот намеревался запустить новый бренд, покинув семейную компанию, поскольку обозначение «Gucci» служит для индивидуализации всемирно известного бренда и вызывает у потребителя неразрывную ассоциацию именно с ним[5]. Позже аналогичные дела с участием представителей прославленного семейства имели место в 2009, 2010, 2012 гг[6].

«ТЗ Лабутена охватывает лишь туфли с красной подошвой, контрастной к их основному цвету (именно такая характеристика внешнего вида изделий позволила им приобрести различительную способность), в то время как изготовление монохромных красных туфель с красной подошвой (как в случае с YSL) не является нарушением исключительного права на данный ТЗ»

Патент, мой патент…

Второй способ охраны прав на объекты интеллектуальной собственности в модной индустрии – получение патента на промышленный образец. В данном случае, в соответствии с российским законодательством внешний вид конкретного изделия будет охраняться при условии, если оно как промышленный образец по своим существенным признакам является новым и оригинальным (п. 1 ст. 1352 ГК РФ). Так, по ГК РФ условиями патентоспособности результатов творческой деятельности дизайнеров являются следующие обстоятельства: 1) в части новизны промышленного образца – совокупность его существенных признаков, нашедших отражение на изображениях внешнего вида изделия, не известна из сведений, ставших общедоступными в мире до даты его приоритета; 2) в части оригинальности промышленного образца – его существенные признаки обусловлены творческим характером особенностей изделия, в частности если из сведений, ставших общедоступными в мире до даты его приоритета, неизвестно решение внешнего вида изделия сходного назначения, производящее на информированного потребителя такое же общее впечатление, какое производит промышленный образец, нашедший отражение на изображениях внешнего вида изделия (п. 2, 3 ст. 1352). Аналогичные требования для установления правовой охраны продуктам модной индустрии предъявляются и зарубежным законодательством.

Читайте также:  Где проводится стирка санитарной одежды

«Учитывая скорость, с которой модные тренды сменяют друг друга от сезона к сезону, получение патента на модное изделие не всегда может быть целесообразным мероприятием, так как через сравнительно небольшой период времени патентообладателю уже не придётся беспокоиться о нарушении своих патентных прав ввиду того, что конкуренты попросту не будут выпускать подобные изделия как вышедшие из моды»

Будь уникальным!

Здесь необходимо обратить внимание на то, что в мире моды за всю ее богатую историю было создано просто неисчислимое множество изделий самых разнообразных дизайнов и стилей в зависимости от принадлежности к тем или иным трендам, определяемым временными периодами. Соответственно, на сегодняшний день конкретное изделие должно быть поистине уникальным и не имеющим близких аналогов в модной истории для того, чтобы стать патентоспособным; особенно жёсткие требования на этот счёт предъявляет законодательство Японии. Более того, учитывая скорость, с которой модные тренды сменяют друг друга от сезона к сезону, получение патента на модное изделие не всегда может быть целесообразным мероприятием, так как через сравнительно небольшой период времени патентообладателю уже не придётся беспокоиться о нарушении своих патентных прав ввиду того, что конкуренты попросту не будут выпускать подобные изделия как вышедшие из моды, к тому же, срок правовой охраны промышленного образца по российскому законодательству составляет всего лишь 5 лет, правда, как известно, у обладателей патентов есть право продлевать данный срок максимум до 25 лет. В связи с этим, как правило, в качестве промышленного образца охраняются такие изделия, как оригинальные флаконы для парфюма, ювелирные изделия, прочие аксессуары[7]. Роман Бузько, адвокат Адвокатского бюро Buzko & Partners, в связи с этим приводит в качестве иллюстраций к одной из своих статей, непосредственно затрагивающей рассматриваемую тему, следующие промышленные образцы изделий в индустрии моды.

Источник изображения: www.fashion-law.ru

Авторское право

Следующий способ обеспечения соблюдения прав обладателей результатов интеллектуальной деятельности в индустрии моды основывается на том, что непосредственно дизайн каждого конкретного изделия является объектом авторских прав, которые, как известно, не требуют регистрации, возникают вне зависимости от обнародования такого изделия (п. 3 ст. 1259 ГК), а исключительное право автора или правообладателя дизайна изделия действует в течение всей его жизни и 70 лет после его смерти (п. 1 ст. 1281 ГК). Ввиду этого видится, что данный способ охраны права, а также его защиты в случае нарушения является весьма удобным. Тем не менее, правоприменительная практика некоторых государств, например, США, придерживается позиции, в соответствии с которой охрана авторским правом дизайна одежды не целесообразна, в то время как дизайн «более творческих» изделий, создаваемых модной индустрией, таких, как ткани, ювелирные изделия является объектом авторского права. Российская же практика на данный момент времени не может похвастаться богатым опытом рассмотрения дел по защите исключительных прав на произведения дизайна, поэтому есть разумные основания полагать, что РФ, как и страны Европы[8] не будет поддерживать вышеуказанную позицию США, согласно которой дизайн одежды не является объектом интеллектуальной собственности, охраняемым авторским правом.

«Правоприменительная практика некоторых государств, например, США придерживается позиции, в соответствии с которой охрана авторским правом дизайна одежды не целесообразна, в то время как дизайн «более творческих» изделий, создаваемых модной индустрией, таких как ткани, ювелирные изделия является объектом авторского права»

Здесь видится необходимым привести достаточно громкий и относительно недавний пример такой защиты исключительного права на дизайн одежды. Особенность его, помимо всего прочего, состоит в том, что в рассматриваемом деле крупной компанией с мировым именем, действующей в сегменте high fashion, было нарушено право сравнительно небольшой фирмы, широко известной лишь в пределах одного государства. Речь идет о деле World Tricot v. Chanel, 2012, в результате которого после 7-летней тяжбы модного гиганта Chanel суд обязал выплатить 600 тысяч евро штрафа и оплатить судебные издержки французской фирме World Tricot, специализирующейся на разработке дизайна и изготовлении вязаных изделий. Суть заключалась в том, что знаменитый дом моды «позаимствовал» у истца, работавшего с Chanel в качестве субподрядчика, модель вязаного жакета для одной из своих коллекций 2005 года[9]. Данное дело является не только ярким примером того, как можно защитить нарушенное авторское право на произведение дизайна в суде, но и того, что нарушителем могут являться и авторитетные, всемирно известные участники модной индустрии, которых мы так привыкли видеть в качестве истцов-правообладателей.

Источник фото: www.thefashionlaw.com

Секреты производства и ноу-хау

Наконец, последняя мера, используемая участниками мира моды для охраны и защиты своих интеллектуальных прав, применяется лишь в отношении определенных коммерчески ценных сведений, необходимых для того, чтобы процесс создания и производства модных изделий был максимально эффективным. Законодательством об интеллектуальной собственности множества стран на этот счет предусмотрено предоставление правовой охраны такому объекту интеллектуальной собственности, как секрет производства или ноу-хау (гл. 75 ГК). Согласно российскому законодательству условиями ее предоставления служат: 1) действительная или потенциальная коммерческая ценность таких сведений в силу их неизвестности третьим лицам; 2) отсутствие у третьих свободного доступа к данным сведениям на законном основании; 3) принятие обладателем сведений разумных мер для соблюдения их конфиденциальности, в том числе путем введения режима коммерческой тайны (п. 1 ст. 1465 ГК). Наиболее распространенным видом таких сведений являются специальные технологии обработки ткани, перечни ключевых клиентов, методы оптимизации производства.

Одним из самых показательных практических примеров защиты прав на ноу-хау в мире моды может служить дело 2014 г., в соответствии с которым компания Louis Vuitton потребовала взыскать со своего бывшего сотрудника неустойку в размере около 500 тыс. долларов за то, что последний по прекращении работы в компании разгласил новому работодателю – компании Coach – сведения, составлявшие секрет производства Louis Vuitton[10].

Читайте также:  Симс 4 одежда для танцев

Итак, можно заключить, что на настоящий момент существует достаточно много способов охраны и защиты прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации в индустрии моды. Каждый из них должен применяться индивидуально, в зависимости и с учетом конкретных обстоятельств, для того, чтобы впоследствии показать свою эффективность. Видится, что их использованием не следует пренебрегать и начинающим, а также малопопулярным дизайнерам и фирмам, поскольку мировая практика показывает, что при должной осмотрительности и настойчивости каждый актор индустрии моды может отстоять свои права перед лицом Фемиды.

Источник

Защита авторских прав одежда

Копирование в моде – не новость. Современные деятели модной индустрии практически постоянно сталкиваются с обвинениями в плагиате. Иногда такие обвинения преследуют исключительно рекламные цели (например, никому не известный дизайнер К. Кендал на весь мир заявила, что Модный дом Александр Маккуин украл у нее дизайн подвенечного платья Кейт Миддлтон). Одни вступают в баталии в социальных сетях, считая это делом своей чести или в целях соперничества (так, во время Нью-Йоркской недели моды американский дизайнер Александр Вэнг на своей странице в Инстаграм уличил немецкого дизайнера Филиппа Плейна в копировании стилистики, декораций и коллекции его модного шоу 2014 г.), другие, наоборот, доводят дело до судебных разбирательств с реальными финансовыми последствиями. Где же пролегает грань между вдохновением и неправомерным копированием чужого изделия, и имеется ли законная защита от плагиата?

Российское право

В российском праве под плагиатом понимают самый распространенный способ нарушения авторского права, а именно присвоение авторства произведения и всех прав, принадлежащих по закону подлинному автору. Очевидным примером плагиата в модной индустрии является копирование дизайна изделий.

Действующее законодательство содержит открытый перечень объектов авторских прав, подлежащих охране (ст. 1259 ГК РФ), который помимо прочего включает произведения декоративно-прикладного и изобразительного искусства, такие как графика, дизайн и др. Само понятие «дизайн» в законе не определено. Практика судебного толкования данного термина применительно к модной индустрии также толком не сформирована. На данный момент известны лишь единичные случаи обращения обладателей исключительных прав на дизайн изделия в суд с претензией к недобросовестным конкурентам. Тем не менее суды относят дизайн моделей одежды, ювелирных изделий или каких-либо других аксессуаров к произведениям дизайна как объектам авторского права.

При этом объектом авторского права является только то произведение дизайна, которое создано в процессе творческого интеллектуального труда автора. Этот критерий охраноспособности дизайна в области моды вызывает немало вопросов. Например, как расценивать повторение популярных в прошлом моделей в современных коллекциях или соединение в одном изделии элементов различных коллекций: как творческий труд автора или как копирование чужого произведения?

С точки зрения российского права факт плагиата сложно доказуем. В Гражданском кодексе РФ установлена презумпция авторства, то есть авторское право на дизайн возникает в силу факта его создания в объективированной форме, не требуя для этого регистрации и иных формальностей. Однако из-за отсутствия таких формальностей возникают сложности при доказывании того, что дизайн изделия скопирован. Кроме того, внесение в него даже небольших изменений уже может свидетельствовать о создании нового результата интеллектуальной деятельности.

Так, рассматривая спор о копировании дизайна ювелирных изделий, суд установил, что в дизайне истца и ответчика использованы изображения разноцветных домов на синем фоне (небо) и абстрактные фантазийные изображения цветов. Изображение зданий на спорных кольцах не обладает критерием объективной новизны − подобное можно увидеть на картинах различных художников, в том числе на полотнах В.В. Кандинского. Авторы рисунков колец использовали сходные приемы, характерные для любых произведений декоративно-прикладного искусства, однако все элементы каждого рисунка носят фантазийный оригинальный творческий характер и являются уникальными; предметная композиция схематических изображений домов также отличается. В связи с этим суд счел, что вывод о творческом характере дизайна спорных изделий может быть сделан в результате исследования деталей, отдельных элементов дизайна, их взаиморасположения, а не на основании общего представления о сходности (либо несходности) до степени смешения. Поскольку сходность стиля не указывает на отсутствие творческого характера спорного дизайна, суд отказал истцу в защите (Постановление 9-го ААС от 03.09.2015 № 09АП-14070/2015-ГК по делу № А40-5706/14).

В другом деле, наоборот, суд пришел к выводу о незаконности переработки дизайна обручального кольца, признав, что ответчик скопировал его у истца и осуществлял розничную продажу переработанного произведения без согласия правообладателя, что незаконно и влечет за собой соответствующую ответственность (Постановление Суда по интеллектуальным правам от 20.11.2014 № С01-1128/2014 по делу № А40-13480/2014).

Представляется, что со временем судебная практика сумеет проложить границу между копированием чужого произведения и созданием нового по мотивам или под воздействием впечатления от других произведений, но пока она еще не настолько обширна, чтобы можно было выявить какой-то общий тренд.

Помимо авторского права внешний вид изделия может быть защищен патентом на промышленный образец. Для получения охраны необходимо удовлетворять двум условиям: внешний вид изделия по своим существенным признакам должен быть новым и оригинальным. Отвечать указанным условиям может далеко не всякое изделие, особенно если речь идет об одежде. Более того, поскольку получение патента занимает весьма продолжительный срок, регистрация в качестве промышленного образца применима только к тем изделиям, которые потенциально способны находиться в тренде в течение нескольких сезонов. Чаще всего в качестве промышленных образцов защищаются сумки, оправы для очков, ювелирные украшения, однако практике известен и случай получения дизайнерами из Ставропольского края патента на «куртку кожаную мужскую со съемной мутоновой подстежкой».

Зарубежное регулирование

Современное законодательство европейских стран стоит на позиции протекционизма прав дизайнеров одежды и помимо норм международного права и законодательства Европейского союза основывается еще и на национальном регулировании. Первой страной, где защита авторских прав модельеров прямо предусмотрена законом, стала Франция. Действующий Кодекс интеллектуальной собственности Франции прямо включает в перечень объектов охраны авторских прав модные изделия. Для французских судов рассмотрение исков, предъявляемых французскими дизайнерами к производителям плагиата, − не редкость. Так, еще в 1994 г. был рассмотрен и удовлетворен иск Ив Сен Лорана, предъявленный к американскому дизайнеру Ральфу Лорену, в связи с нарушением последним прав истца на платье Tuxedo. По решению суда ответчик выплатил истцу в общей сложности 395 тыс. долларов.

Читайте также:  Одежда волосы для пони креатор

В Великобритании действует защита как для зарегистрированных, так и для незарегистрированных дизайнерских объектов по Закону об авторских правах, дизайне и патентах 1988 г. (Copyright Designs and Patents Act 1988). Именно этот Закон послужил основой для разработки законодательства Европейского союза о защите дизайна.

Директива 98/71/ЕС Европейского парламента и Совета от 13.10.1998 узаконила создание специального «дизайнерского права» во всех странах – членах ЕС. Этот документ устанавливает гармонизированные стандарты охраноспособности и защиты большинства типов зарегистрированных промышленных образцов. Дизайн определяется как «внешний вид всего или части изделия вследствие особенностей, в частности, линий, контуров, цветов, формы, текстуры и/или материалов самого изделия и/или орнаментов».

Принятое впоследствии Постановление Совета ЕС от 12.12.2001 № 6/2002 о промышленных образцах установило на всей территории Евросоюза единую систему охраны прав на дизайн, которая является дополнительной к национальным системам защиты прав на промышленные образцы в каждом государстве – члене ЕС. Этот документ упростил защиту прав на дизайн и позволил правообладателям регистрировать дизайн изделий в течение одного года с момента их публичного показа. В соответствии с данным актом защитой также пользуются незарегистрированные объекты дизайна в течение трех лет с момента их показа публике.

Однако если Европа исходит из необходимости защиты авторских прав на одежду в индустрии моды, то в США дело обстоит иначе. Индустрия моды является второй после финансовой индустрии крупнейшей отраслью в США. В этой стране насчитывается более 800 модных компаний. При этом в США нет закона, защищающего «права на одежду», равно как и разработанной и признанной методики определения уникальности дизайна вещи, в отношении которой испрашивается защита. Дизайн одежды и аксессуаров выходит за пределы сферы защиты, предоставляемой американским законодательством. Конечно, имеется возможность зарегистрировать дизайн модного объекта в рамках патентного права (например, дизайн сумки Bottega Veneta или ботинок Crocs) либо в качестве внешнего вида изделия, охраняемого нормами о товарном знаке, так называемый trade dress (красная подошва туфель Лубутена, голубая упаковка Тиффани). В отдельных случаях некоторые предметы дизайна признаются американскими судами в качестве artistic work (художественных произведений) и охраняются копирайтом, например, уникальные принты на изделиях и паттерны на тканях. В остальных случаях в США применяется позиция, согласно которой одежда является «утилитарным» предметом и по этой причине не защищается авторским правом.

В настоящее время для получения охраноспособности с точки зрения авторского права дизайн одежды должен быть «концептуально отделим» от утилитарного предназначения изделия. Такой принцип защиты проистекает из позиции Верховного суда США, сформулированной в деле Mazer v. Stein в 1954 г. (см.: Mazer v. Stein. 347 U.S. 201 (1954). В рамках рассмотрения данного дела суд установил, что статуэтка, произведенная для массового оборота и продаваемая как основание светильника, несмотря на свое функциональное назначение, является произведением искусства и подлежит охране авторским правом.

С применением данного подхода в деле Varsity Brands, Inc. v. Star Athletica LLC суд установил, что защита авторским правом не может быть предоставлена дизайну формы чирлидеров (участников группы поддержки, развлекающей зрителей во время пауз на спортивных мероприятиях), поскольку он концептуально не может быть отделен от ее утилитарного предназначения. Иными словами, форма чирлидеров не будет таковой без шевронов, полосок, зигзагов и комбинации ярких цветов. Суд апелляционной инстанции отменил такое решение и признал, что дизайн формы чирлидеров Varsity Brands подлежит защите авторским правом [1]. В настоящий момент данный спор о правах на дизайн формы передан на рассмотрение в Верховный суд США.

Таким образом, исходя из утилитарной концепции одежды и других модных изделий, авторское право США не защищает личные права автора на произведение дизайна – модель одежды в целом. Выработанный практикой американских судов тест на концептуальную отделимость также не всегда объективно применим и для определения тактики последующей защиты действительно уникального и творческого произведения модного дизайна. В результате в большинстве случаев дизайн предметов одежды или аксессуаров может быть скопирован без негативных правовых последствий.

В связи с этим многие бренды прибегают к другим способам защиты прав на свои оригинальные разработки. Например, знаменитые сумки Birkin и Kelly от Hermès зарегистрированы в США в качестве товарных знаков (trade dress). Такая бдительность позволила французскому модному дому в 2012 г. взыскать с трех десятков веб-сайтов убытки в размере 100 млн долларов за продажу поддельных копий.

Таким образом, регулирование прав на произведения дизайна одежды или изделия является одной из наименее гармонизированных областей права интеллектуальной собственности. В разных странах охрана интеллектуальных прав на дизайн может обеспечиваться нормами только патентного права, патентного и авторского, а также специального «дизайнерского права». Универсального же способа защиты от плагиата в сфере дизайна, к сожалению, нет. Более того, плагиат в моде может быть как преднамеренным, так и случайным, а грань между открытым копированием и вдохновением очень тонка, поэтому запятая в названии данной статьи будет поставлена судом в зависимости от обстоятельств конкретного дела.

[1] Василишина П.Ю. Сравнительный анализ американского и российского подходов к защите через авторское право объектов индустрии моды. − Петербургский юрист, 2016, № 3.

Статья опубликована в журнале Legal Insight № 3(59) 2017

Источник