Меню

Почему дизайнеры не носят свою одежду



Что одевают знаменитые модельеры? Носят ли они свою одежду сами?

Многие могут помнить как героини сериала «Секс в большом городе» ходили на показы мод в Нью-Йорке. В мире проводятся несколько таких показов в год. Самые известные недели моды проводятся каждые полгода в традиционных «столицах моды»: Нью-Йорк, Лондон, Милан и Париж. За ними следуют не такие масштабные мероприятия, например, Неделя моды в Лос-Анджелесе, Сан-Паулу, Москва и Санкт-Петербург, Токио и Хельсинки, Шанхай, Берлин, Мадрид и Вашингтон.

На таких показах модельеры показывают свои «шедевры» всему миру. Иногда это «нормальная» одежда для продажи в магазинах, а иногда порыв творчества и чувств самого модельера.

Но что же носят создатели таких нарядов сами? Предпочитают ли они «обычную» одежду из магазинов или же носят свои творения и творения других модельеров? Давайте вспомним самых знаменитых модельеров.

Донателла Версаче

Известный итальянский модельер, младшая сестра основателя модного дома Versace — Джанни Версаче. После убийства Джанни она унаследовала 20% акций, став вице-президентом и главным дизайнером компании. Свою первую коллекцию представила уже через год и три дня после смерти брата.

В работе необходимо сохранять терпение, проявлять равное уважение ко всем, с кем вы сталкиваетесь. Независимо от того, на какой ступени социальной лестницы находится тот или иной человек

Судя по ее фотографиям Донателла носит вещи, созданные ею. В ее коллекциях часто можно встретить анималистичный принт. Хотелось бы увидеть ее в более спокойном наряде.

Кельвин Кляйн

Довольно скандальный американский модельер, основатель компании Calvin Klein Inc, считается одним из родоначальников стиля «Унисекс». Кельвин первым в мире начал представлять на подиумах и продавать дорогие «дизайнерские джинсы», которые впоследствии его прославили. Владельцем компании он был до 2003 года, тогда он продал ее за производителю рубашек Phillips-Van Heusen Corporation. Сумма сделки составила 430 млн долларов. В жизни он предпочитает носить строгие костюмы и цвета.

Ральф Лорен

Американский модельер, один из самых богатых людей мира. Был удостоен титула «Легенда американской моды». В 1967 году основал компанию Polo Ralph Lauren, а в 1968 г. выпустил свою первую коллекцию мужской одежды. С 1971 начал заниматься дизайном женской линии одежды. Под брендом собственного имени, Ральф Лорен также выпускает предметы интерьера, аксессуары, парфюмерию и товары для животных. В 2015 году Ральф Лорен объявил о том, что оставляет пост главного креативного директора компании.

Вячеслав Зайцев

Начало его карьеры не задалось. Его первую коллекцию 1963 года отвергли. Это была спецодежда для работниц области и села. Зайцев уже долгое время занимается дизайном одежды, поэтому на сегодняшний день он настоящий профи и эксперт в области кроя, цвета и их сочетаний. Модельер имеет всевозможные медали и регалии, относящиеся к области искусства и культуры.

Внутренняя раскрепощенность достигается огромной работоспособностью. И еще, мне кажется, избранностью. Ко мне это ощущение свободности пришло довольно поздно.

Кира Пластинина

Одна из самых молодых модельеров. Свою карьеру она начала в 14 лет. А все началось с пошива платьев для кукол. Тогда отец заметил ее увлечения и вложил около $35 миллионов в разработку торговой марки Kira Plastinina.

«Я приходила после школы в офис, работала в дизайн-лаборатории, а вечером возвращалась домой, делала уроки. График был очень насыщенным, но я всегда получала большое удовольствие от каждого дня. Это было здорово!»

В жизни Кира предпочитает «обычную» одежду и не выделяется, как, например, Версаче.

Кто же носит и для чего создаются такие неординарные наряды для подиумов все также остается загадкой. А знаменитыми эти дизайнеры стали благодаря тому, что создают новую моду в одежде, которую при этом можно носить. Хочешь узнать, что носят знаменитости на пляже? Читай тут .

Источник

Почему дизайнеры, режиссеры и гендиректоры носят одну и ту же одежду

Отсутствие стиля, часть тайм-менеджмента или примета трудоголизма?

Фото: j-w-anderson.com; Estrop / Mark Sullivan / Dimitrios Kambouris / Vera Anderson / Max Cisotti / Ernesto Ruscio / Tony Barson / Nick Tininenko / John Sciulli / gettyimages.com

Аскезу в отношении вещей часто ассоциируют с отсутствием стиля. Это несправедливо: ежедневную униформу можно трактовать как продуманную часть тайм-менеджмента или примету трудоголизма. Доказываем это на примерах фэшн-дизайнеров, инфлюенсеров, писателей и гендиректоров.

Посмотрите на последнюю коллекцию Джонатана Андерсона: в ней есть референсы к фильму «Комната с видом» Джеймса Айвори, отсылки к фотоработам Винченцо Гальди, а еще тренчкоты с серебряными сердечками, Converse в блестках и остроумный стайлинг. А теперь посмотрите, в чем Джонатан Андерсон обычно выходит на поклон после шоу. Внесезонная униформа самого прогрессивного дизайнера британской фэшн-сцены — это темно-синий свитер Uniqlo, синие джинсы (чаще всего Levi’s или A.P.C.) и, «в зависимости от погоды», кроссовки Nike или кеды Converse. Он не может носить вещи из своих коллекций: они отвлекают его от работы и мешают быть беспристрастным. Любовь Андерсона к Converse и Uniqlo пошла дальше собственного гардероба. Дизайнер уже представил коллаборацию с Converse, а результат сотрудничества с японским ритейлером мы увидим уже осенью: «Converse и Uniqlo — то, к чему надо стремиться. Они универсальны. Я бы хотел, чтобы вещи J.W. Anderson стали такими же».

Читайте также:  Чем вывести синие чернила с одежды

«По-настоящему интересно быть женщиной только мужчинам-трансвеститам. Для истинных женщин это просто хороший предлог, чтобы не играть в футбол», — крылатой фразой Лебовиц можно описать и ее отношение к гардеробу. Стиль американской писательницы и документалистки — уверенный образец power dressing. Он исключает любой намек на женственность и включает мужские вещи. Формула Лебовиц складывается из пиджака, белой рубашки, джинсов (или брюк на официальных мероприятиях) и обуви в мужском стиле. Сорочки — это только мужские Hilditch & Key (около 135 фунтов стерлингов за штуку), пиджаки — только британского бренда Anderson & Sheppard, джинсы — только мужские Levi’s 501. Такая униформа минимизирует время на шопинг: сшитые по индивидуальным меркам костюмы Лебовиц присылают из Лондона, а джинсы и рубашки можно покупать пачками сразу на несколько лет. Но у приверженности одним и тем же брендам есть и обратная сторона. 20 лет назад модель любимой рубашки Лебовиц Brooks [Brothers] сняли с производства — пришлось потратить время и силы на поиск замены. «Если вы собираетесь прекратить выпускать предмет, предупредите людей, которые его покупают. Скажите: „ Предупреждаем, мы больше не будет производить эту отличную рубашку, поэтому закупитесь ими на всю оставшуюся жизнь “ », — прокомментировала писательница.

«В школе я носил униформу: с тех времен я привык набивать все карманы пиджака. Просто так удобнее. Я не забочусь о том, что надеть, я просто ношу одно и то же каждый день», — комментирует режиссер «Начала» и «Темного рыцаря». Его униформа состоит из голубой рубашки и костюма; в холодное время к ним добавляется кардиган. Подход Нолана строится на отсутствии каких-либо эмоций по отношению к вещам, но уступки он все-таки делает: например, надевает полосатые носки, которые напоминают о трогательном праздновании Дня отца в большой семье режиссера.

Макси-юбка, блузка, жакет, очки, обувь на платформе и вуаль — и все черного цвета. Фэшн-пионер онлайн-журналистики и основатель фестиваля модного кино A Shaded View on Fashion Film носит эти вещи с середины 1980-х годов. По словам Перне, ее любимый цвет — розовый, но «события и ситуации, которые люди на себя примеряют, отпечатываются в сознании и материализуется в жизни». Обозревателя моды всегда привлекал грустный, но сексуальный образ молодой вдовы, навеянный фильмами Лукино Висконти и Пьера Паоло Пазолини. Кроме того, абсолютно неожиданно умер ее первый муж. «Многие считают, что я ношу траур, но любовь к черному цвету и образу молодой вдовы появилась задолго до этого трагического события», — рассказывает Перне, которая любит Dries Van Noten, Haider Ackermann, Comme Des Garçons и молодых авангардных дизайнеров. В прическе с фатой также нет никакого мистического подтекста — она просто делает женщину выше, как и обувь на платформе. Символика присутствует только в очках — они помогают держать дистанцию с собеседником.

На красных дорожках Met Gala и кинофестиваля в Каннах мы видели актрису в золотом платье Marc Jacobs, этно-наряде Valentino и костюмах Chanel. Но вне торжественных мероприятий Коппола придерживается двух комплектов. Первый — это набор для съемочных площадок: по ее словам, мужская рубашка Charvet и джинсы Acne помогают ей сосредоточиться на работе. Второй вариант для повседневности — темно-синие вещи: платья средней длины, свитеры и сумки. «Мой друг занимается дизайном обуви в Louis Vuitton. Он постоянно подшучивает надо мной в духе „София, а ты, наверное, хочешь эти туфли в темно-синем цвете?“ Да, хочу. Мои мемуары должны называться „Выйдет ли это в темно-синем?“», — рассказывает актриса в интервью Telegraph.

Чем больше решений мы принимаем за короткий промежуток времени, тем больше мы устаем. Этой формулы придерживался Стив Джобс, который носил черные водолазки от Иссея Мияке, джинсы Levi’s и кроссовки New Balance, на нее ориентируется глава Facebook Марк Цукерберг, чей гардероб состоит из аскетичных серых футболок и худи. В список руководителей, которые носят одну и ту же одежду каждый день, можно занести и президента исследовательской компании DEKA Дина Кеймена и исполнительного директора Polyvore Джесс Ли. Униформа — негласная примета трудоголика. Это доказывает основательница и CEO косметического бренда Glossier Эмили Уэйс, у которой есть все права называть себя фэшн-инфлюенсером — и это несмотря на то, что каждый день она носит один и тот же набор: кроссовки, джинсы и светлый верх. «Я никогда не экспериментирую с сочетаниями по утрам, а просто надеваю то, что есть, и иду работать», — рассказывает Уэйс, построившая свою бьюти-империю на недорогих и минималистичных, как и ее гардероб, средствах.

Читайте также:  Одежда для новорожденных оплата наложенным платежом

Вторая по популярности после CEO профессия, представители которой носят одну и ту же одежду, — это фэшн-дизайнеры. Дрис ван Нотен выбирает темные свитеры с расслабленными брюками из своих мужских коллекций, Джорджо Армани — только синие джемперы, брюки и теннисные туфли, Том Форд одевается в собственные костюмы. Униформу носят Карл Лагерфельд, Томми Хилфигер и Майкл Корс. В этом ряду ироничнее всего смотрится Вера Вонг. Дизайнер, которая делает сложносочиненные свадебные наряды из dream-листов, сама одевается куда проще. Позицию Вонг можно объяснить концепцией Андерсона: работая со сложными тканями, фактурами и сочетаниями, важно максимально отдалиться от них и стать своего рода вспомогательным фоном для собственной работы. Майки и легинсы Веры Вонг пускай иногда слегка отличаются друг от друга, но всегда отвечают двум правилам — только черный цвет и никаких рукавов.

Источник

Подиумная мода: зачем люксовые бренды создают непонятную одежду и можно ли ее носить?

Рассуждения на эту тему появились у меня в голове после просмотра очередной коллекции. На этот раз я смотрела осенне-зимний показ 2020/2021 бренда Proenza Schouler. Не раз видела в комментариях, что образы с подиумов, мягко говоря, не понятны, иногда странны, а порой вызывают вопрос: «как это носить?». Давайте, разберемся, как.

Раз уж заговорили об этом показе, его и буду приводить в качестве примера.

Посмотрим на образ. Красивого небесно-голубого цвета тренч с высокими черными сапогами с квадратным «носиком». Белое платье (вроде платье) с акцентным колье и огромный шоппер. По отдельности все эти вещи могут присутствовать в нашей повседневной жизни, вместе — нет. Да и способ ношения тренча странный.

Еще пример. Я ношу темные колготки с белой обувью, но, судя по вашей обратной связи, это сочетание вызывает недопонимание. Посмотрим на него.

Чтобы быть более объективной, приведу пример с этого показа, который, на мой взгляд, можно носить каждый день.

Красивое красное прямое двубортное пальто и черные ботфорты. Не самая удобная сумочка и акцентное украшение.

Итак, зачем все это нужно?

  • Это шоу. В первую очередь, любой показ — это шоу бренда, который хочет привлечь максимальное количество внимания к себе. Я не зря разобрала подиумные луки на конкретные вещи, чтобы стало понятно, эта одежда — обычная, необычен способ подачи, непривычны сочетания.
  • Это гипербола. На показе все преувеличено. Давайте еще раз посмотрим на голубой тренч. Стилисты бренда показывают, что тренч не обязательно носить застегнувшись на все пуговки и заправив пояс «как надо». Его можно носить небрежно, не застегиваясь, завязывая пояс узлом или оставляя свободным.
  • Это тренды. Люксовые гиганты транслируют тренды. Поэтому порой нам кажется, что на подиуме что-то ненормальное. Чего еще не было или наоборот было много лет назад.

Поскольку мой канал посвящен этой теме, я считаю нужным пояснить, как именно тренды рождаются. Специальные трендовые бюро собирают огромную статистику и продают ее брендам. В ней настроения в обществе и, грубо говоря, чего мы с вами хотим. Например, мы с вами хотели комфорта — получили кроссовки и оверсайз. Хотели равноправия полов — получили феминизм и соответственные лозунги на одежде.

Политическая обстановка нестабильна. Стиль милитари не выходит из моды давно. Вчера снимала весенние образы из примерочной и прогуливалась по большому ТЦ в Петербурге. HM, Zara посвятили новые коллекции этому стилю. На мировой масс-маркет можно ориентироваться, Zara быстро адаптируется под тренды и выпускает похожие вещи.

Тренды — это не только настроения в обществе и попытка удовлетворить наши потребности. Тренды создают дизайнеры, чтобы продавать больше и чтобы мы больше хотели.

Пример: Если мы хотим комфорта, то нам достаточно кроссовок, какую модель мы выберем? Это будут обычные белые кроссовки без лого или яркие, цветные с заметной надписью? Ведь обе пары удовлетворяют нашу потребность в комфорте. Но желание быть модным, причастным к бренду заставляет выкладывать немалые суммы. Это гонка, которая на мой взгляд, лишает самого главное — понимания своего стиля.

Ностальгия по старым временам. Кроме всего перечисленного, дизайнеры постоянно смотрят назад. Вдохновляются эпохой 80-х с этими широкими плечами или бабушкиными платьями в цветочек.

Кроме всех вышеперечисленных задач, бренды, прежде всего, нацелены на продажу своих товаров. А продать они хотят много. Поэтому и проводят шоу, платят огромные деньги инфлюенсерам, создают искусственный ажиотаж. Также во всех коллекциях есть недорогие товары, например знаковый ремень или обычная футболка.

Перед нами футболка из 100% хлопка одного из самых популярных брендов Off-White. Ее цена 15 330 рублей. За эти деньги мы получим не только вещь, но и понимание, что вещь брендовая, причастность к этой компании.

Резюмирую. Вещи, которые продают бренды вполне можно носить, потому что они самые обычные. Ведь приходя в магазин мы с вами видим то, что для нас приемлемо и то, что никогда не наденем. Здесь тоже самое. Люксовые бренды — это история, это сильная личность, желание прикоснуться к продукту конкретного бренда с одной стороны и прекрасный маркетинг и создание ажиотажа с другой.

Читайте также:  Установщик люверсов для одежды

А что нам с вами?

А нам с вами понимание, что на любой тренд можно посмотреть шире. Понимание, что показ — это не цирк уродцев, а шоу за которым можно увидеть тенденции, посмотреть на необычные стилизации, рассмотреть красивые вещи. Расширить свое восприятие.

Нужно просто быть открытым для нового.

С удовольствием приглашаю вас в мой инстаграм. Там мы можем познакомиться поближе, там же вы можете задать любые вопросы. Кликайте: https://instagram.com/elinazakharenko/

Возможно, вам будут интересны мои статьи про тренды:

Источник

Важный вопрос: почему дизайнеры создают вещи, которые невозможно носить?

The Cut опубликовали ироничную заметку, что можно положить в новую сумку Jacquemus размером со спичечный коробок. Список оказался невелик и так же непрактичен, как и сам аксессуар. Туда уместились секреты, пять монет, две таблетки антидепрессантов и сожаления (что туда ничего не помещается). Но это не помешало бренду собрать многочисленные восхищенные отзывы от критиков. Однако что там критики, если вещи носить нам?

Мода – это искусство, и вы об этом знаете

Если почитать о явлении неносибельных вещей на иностранных сайтах, вас всегда приведут к мысли, что показ – это способ выражения дизайнера. Но хочется отвлечься от пространственных размышлений о творческих профессиях. Устроить показ без привлечения известных моделей – Беллы и Джиджи Хадид, Ирины Шейк и прочих – обойдется в $200 000. Однако крупные бренды тратятся куда больше: например, в 2011 году Marc Jacobs вложил $1 000 000 в свое шоу. С годами цены, естественно, растут. Учитывая подобные ставки, самовыражение может обернуться убытками для брендов. А зарабатывать хотят все, поэтому тут дело не только в творчестве.

Ответ кроется в двух вещах:

  • Мода – это всегда для голодных до нового людей.
  • Странные вещи помогают закрепить ДНК в сознании потребителя.

Мода здесь, чтобы удивлять

Один миллион долларов – откуда такие суммы? Затраты складываются не только из расходов на производство, PR и привлечение моделей и знаменитостей, но и на оформление самого показа. Dior везет гостей в легендарные конюшни Шантийи, Fendi – на Великую Китайскую стену, а Gucci – в римский некрополь Алискамп в Арле. Главная задача – удивить. Не только коллекцией, но и атмосферой, поскольку она часто неразрывно связана с идеей. В Париже теперь популярны художники, например M/M/ Paris, способные передать задумку кутюрье через приглашение или сооружение на самом подиуме. Не стоит удивляться, что красота проникает не только на шоу, но и в коллекции ready-to-wear. Красота, которую трудно носить.

Источник

Вещи, которые нельзя носить: почему дизайнеры создают странные коллекции

The Cut опубликовали ироничную заметку, что можно положить в новую сумку Jacquemus размером со спичечный коробок. Список оказался невелик и так же непрактичен, как и сам аксессуар. Туда уместились секреты, пять монет, две таблетки антидепрессантов и сожаления (что туда ничего не помещается). Но это не помешало бренду собрать многочисленные восхищенные отзывы от критиков. Однако что там критики, если вещи носить нам?

Мода — это искусство, и вы об этом знаете

Если почитать о явлении неносибельных вещей на иностранных сайтах, вас всегда приведут к мысли, что показ — это способ выражения дизайнера. Но хочется отвлечься от пространственных размышлений о творческих профессиях. Устроить показ без привлечения известных моделей — Беллы и Джиджи Хадид, Ирины Шейк и прочих — обойдется в $200 000. Однако крупные бренды тратятся куда больше: например, в 2011 году Marc Jacobs вложил $1 000 000 в свое шоу. С годами цены, естественно, растут. Учитывая подобные ставки, самовыражение может обернуться убытками для брендов. А зарабатывать хотят все, поэтому тут дело не только в творчестве.

Ответ кроется в двух вещах:

  • Мода — это всегда для голодных до нового людей.
  • Странные вещи помогают закрепить ДНК в сознании потребителя.

Мода здесь, чтобы удивлять

Один миллион долларов — откуда такие суммы? Затраты складываются не только из расходов на производство, PR и привлечение моделей и знаменитостей, но и на оформление самого показа. Dior везет гостей в легендарные конюшни Шантийи, Fendi — на Великую Китайскую стену, а Gucci — в римский некрополь Алискамп в Арле. Главная задача — удивить. Не только коллекцией, но и атмосферой, поскольку она часто неразрывно связана с идеей. В Париже теперь популярны художники, например M/M/ Paris, способные передать задумку кутюрье через приглашение или сооружение на самом подиуме. Не стоит удивляться, что красота проникает не только на шоу, но и в коллекции ready-to-wear. Красота, которую трудно носить.

Источник