Меню

Открыл свой цех по пошиву одежды



Бизнес: швейный цех в Ярославле

Как друзья зарабатывают на пошиве одежды

Четверо предпринимателей из Ярославля вложили в старый швейный цех 2,5 миллиона рублей.

Сейчас производство одежды приносит им 400 тысяч рублей в месяц.

Как пришли к идее бизнеса

Антон два года торговал спортивным питанием в Мурманской области, но магазин приносил мало. В 2016 году он добавил в ассортимент спортивную одежду, которую купил у поставщиков. Прибыль выросла, и Антон сосредоточился на одежде: это более маржинально, а сам бизнес легче масштабировать.

Его подруга Настя согласилась помочь с производством женской спортивной одежды. Антон продал магазин спортивного питания и перебрался из Мончегорска поближе к Москве, в Ярославль. Но разрабатывать и продвигать бренд с нуля без своего производства оказалось сложно, дорого и невыгодно.

Бренд спортивной одежды, которую делали ребята, назывался Do, но известным он так и не стал. Антон и Настя не собираются его реанимировать

Тогда предприниматели решили шить одежду для корпоративных заказчиков и быстро поняли, что на это есть спрос: бренды, спортивные клубы и федерации делали большие заказы на одежду с символикой.

Первыми клиентами стали те самые спортивные компании, с которыми Антон сотрудничал, когда продавал пищевые добавки. Они заказывали брендированные спортивные костюмы, футболки и кепки.

К делу подключился коллега Насти, Дмитрий. Ребята сосредоточились на поиске клиентов, а шитье по-прежнему заказывали у подрядчиков. Ежемесячный оборот дошел до 500 тысяч рублей, прибыль — до 75—100 тысяч .

Через полгода предприниматели поняли, что не хотят зависеть от других. В швейной отрасли России низкая культура производства: подрядчики срывают сроки, не следят за качеством, путают заказы и не дорожат клиентами.

Антон, Дмитрий и Настя решили открыть свое производство. Назвали Neith Group.

Брендированные футболка и бейсболка — пример заказов, которые выполняли ребята

Поиск инвесторов

Для старта необходимо было найти 1—2 млн рублей. Потенциальные инвесторы в первую очередь просили показать бизнес-план. Чтобы получить финансирование, бизнес-план заказали у местной фирмы за 25 тысяч рублей. Поиск инвестиций начался в мае 2017 года.

Сначала предприниматели искали деньги у друзей, знакомых коммерсантов и их друзей. Большинство отказывали, мотивируя это тем, что ничего не понимают в швейном бизнесе и поэтому не хотят вкладываться. Некоторые сначала соглашались дать деньги, но потом что-то обязательно случалось: то счет заблокируют, то сорвется крупная сделка, то просто люди передумают.

Не найдя инвесторов среди знакомых, наши герои начали искать финансирование через фонды и клубы инвесторов. У ребят часто запрашивали бизнес-план и основные показатели по нему, но большинство инвесторов после этого пропадали. Лишь некоторые назначали встречи.

Антон и Дмитрий постоянно ездили в Москву на переговоры, но каждый раз они заканчивались ничем: никто не хотел вкладываться в производство и реальный сектор, тем более в швейную индустрию, в которой мало кто разбирается. Ребятам советовали запускать цифровой или криптовалютный бизнес: он более понятный, раскрученный и привлекательный. За полгода предприниматели получили больше двух сотен отказов.

Самый мотивированный отказ был от группы инвесторов, которые хотели вложиться именно в швейку. Ребятам отказали из-за слишком разного видения перспектив: инвесторы мечтали создать большую сеть ретейла, а наши герои думали о запуске среднетиражного производства, которое сможет оперативно выполнять мелкие и средние розничные заказы. О чем-то более крупном они тогда просто не думали. В результате им предложили вернуться за финансированием в будущем, когда подрастут и нацелятся на масштабное производство.

В итоге предприниматели смогли занять у друзей и родственников один миллион, еще один привлекли через нового партнера — общую подругу Екатерину. Она продала свой бизнес и была готова вложиться в новый проект. Теперь у них было 2 млн рублей, но все еще не было помещения.

Поиск помещения для цеха

В июле 2017 года на ребят вышел собственник швейного цеха в Ярославле и предложил арендовать помещение на 400 м² вместе с оборудованием и 20 сотрудниками. Он довел цех до грани банкротства и задолжал работникам зарплату за несколько месяцев.

Через неделю предприниматели подписали долгосрочный договор аренды на 5 лет и оплатили первый месяц. Сейчас на аренду уходит 90 000 рублей в месяц.

Перед запуском своего производства партнеры открыли ООО . На это ушло 15 тысяч рублей со всеми сопутствующими расходами.

Чтобы шить одежду в России, надо иметь декларацию Таможенного союза. В Ярославле ее получить нельзя: там нет сертификационных центров. Пришлось ехать в Иваново, где предприниматели сдали образцы готовой продукции в специальный центр и заплатили 20 тысяч рублей. Через 6 дней им выдали сертификат.

Цех занимает первый и третий этажи в здании. На втором и четвертом находятся какие-то архивы

Ремонт цеха и покупка оборудования

Для начала решили отремонтировать цех: сделать новую проводку, купить мебель, обновить оборудование и оптимизировать производство. На ремонт требовалось 2,5 млн рублей. Два миллиона у ребят уже были, еще 500 тысяч предприниматели взяли из оборота.

До сдачи цеха в аренду владелец успел купить качественное дорогое оборудование, но так его и не настроил. Мастеру за настройку ребята заплатили 50 тысяч рублей.

заплатили за ремонт цеха

Еще предприниматели запустили новое направление — трикотаж. До этого цех шил только текстиль. Пришлось докупать технику. Специализированные машины для производства трикотажа взяли в лизинг за 400 тысяч рублей.

Часть мебели в цехе требовала замены, потому что старая уже истрепалась. Ребята закупили новые швейные столы, раскроечный стол и межстолье — это такой длинный стол-конвейер, по которому передают изделие для разных операций. На это ушло 200 тысяч рублей.

Еще поменяли два неработающих канализационных стояка и заменили электрику на двух этажах цеха. На всё ушло почти 400 тысяч.

Для перевозки небольших партий материалов и продукции купили новую Ладу-Ларгус за 450 тысяч рублей. Крупные партии перевозят транспортной компанией.

Читайте также:  Как вывести жидкость для снятия лака с одежды

отложили на зарплату, закупку материалов и непредвиденные расходы

На зарплату, закупку материалов и непредвиденные расходы отложили 550 000 рублей.

Запуск цеха в 2017 году — 2,55 млн рублей

Трата Стоимость
Новое оборудование 800 000 Р
Зарплата сотрудникам, оплата поставщикам 550 000 Р
Новая мебель 200 000 Р
Лада-Ларгус 450 000 Р
Ремонт 410 000 Р
Первый месяц аренды 90 000 Р
Отладка старого оборудования 50 000 Р

Сотрудники

Вместе с помещением и оборудованием предприниматели получили коллектив из 20 человек: 13 швей и портных, 4 закройщиков, разнорабочего, мастера и технолога. Только спустя полгода за счет средств от аренды собственник выплатил им долги по зарплате.

Прежняя организация работы ребятам не понравилась. Они столкнулись с плохой дисциплиной, низкими квалификацией и производительностью. Люди могли опоздать на работу, заказы исполнялись медленно, было много брака и остатков ткани. Когда запускали новую линию производства, сотрудников пришлось переучивать, чтобы они смогли работать на современном оборудовании и выполнять сложные операции.

Предприниматели ввели новые стандарты работы, правила внутренней логистики, требования к эффективности. Некоторые сотрудники сопротивлялись — не хотели работать на новом оборудовании, перестраивать рабочие процессы, — с ними пришлось расстаться. Из первоначального коллектива осталась только половина.

Квалифицированных технологов и управленческих кадров, которые способны наладить весь процесс, мало, а стоят они дорого. Выращивать специалистов самому — долго и тоже дорого. Сейчас ребята ведут переговоры с начальником производства из Иванова о переходе на работу к ним.

Найти нормальных швей и портных не легче. Молодежь в профессию не идет, потому что надо много работать руками, а платят мало. В этой сфере трудятся люди среднего и предпенсионного возраста. Мотивировать и переучивать таких сотрудников сложно.

Средняя зарплата швеи до вычета налогов 25—30 тысяч рублей, у технолога и техника — 30—40 тысяч. Зарплата в разные месяцы отличается: состоит из окладной и сдельной части, которая зависит от количества заказов и загрузки.

Сотрудницы швейного участка № 2 за работой Раскройщица разрезает ткань по готовым лекалам Конструктор-технолог разрабатывает лекала и выкройки, отшивает образцы и составляет техническую документацию на продукцию Разнорабочий — это самый универсальный сотрудник цеха. На фото он нарезает окантовку для обработки воротников на футболках

Продукция

До прихода наших героев цех выпускал только текстиль — женскую одежду бюджетного масс-маркета, которую продают на рынках за 300—1000 рублей . Работать с таким сегментом невыгодно: денег мало, репутацию так не заработаешь и крупные клиенты за этим не придут.

Предприниматели решили сменить направление и запустили линию трикотажа, сделав ее единственной. Трикотаж растягивается, он эластичный и мягкий — из него шьют кофты, футболки, спортивные костюмы, свитеры или платья. Это простой сегмент для старта и узкой специализации: спрос на него больше, чем на текстиль. Трикотажные изделия любят заказывать крупные и корпоративные клиенты.

Производственная наценка зависит от объемов и технологического процесса. Обычно это 20—40% от себестоимости изделия без учета налогов.

Поставщики

Предприниматели сотрудничают с тремя поставщиками турецкого трикотажа — с ними же работает весь российский рынок. Выбирать больше не из кого, качество российских поставщиков ниже. Если у клиента есть собственное сырье, работают с ним.

Две главные проблемы при работе с поставщиками: качество ткани и ее наличие. В каждой партии ткани минимум 5% брака: разные тона, дыры, отсутствие нитей. Избежать этого нельзя — это особенности производства. Поэтому такие траты включают в себестоимость.

столько бракованной ткани в каждой партии минимум. Эти траты включают в себестоимость

На складах дилеров в Москве ткани мало — надо привозить из Турции. Раньше чем за месяц ткань из Турции в Ярославль не доставят, поэтому заказывать приходится сильно заранее. Ребята выбрали одного поставщика, так как ткани разных производителей отличаются оттенками цветов, фактурой и качеством.

В зависимости от сезона и загруженности на ткани, нитки, фурнитуры и сырье уходит от 800 тысяч до 1,5 миллиона рублей в месяц.

Дмитрий загружает партию футболок, чтобы отвезти заказчику

Клиенты

С цехом постоянно сотрудничают 20 компаний. Они обеспечивают больше половины заказов.

Главные клиенты — средний и крупный бизнес из Москвы. Для них предприятие шьет сувенирную, рекламную и брендированную продукцию, например: футболки, свитшоты или спортивные костюмы.

С большинством клиентов у предпринимателей договор о неразглашении: они не могут показывать выпускаемую продукцию, указывать заказчиков как клиентов и разглашать информацию о заказе. Так происходит потому, что некоторые из заказчиков — это посредники, которые заказывают продукцию сразу для десятка других компаний. Если их клиенты узнают, кто реальный производитель, они могут отказаться от услуг посредников. Но предпринимателям это будет невыгодно, потому что лучше работать с посредниками, которые обеспечивают их работой, чем потерять крупные заказы и работать только с одним клиентом напрямую.

Прямая реклама — в интернете, в прессе или на улицах — не имеет смысла для такого бизнеса. Основные каналы привлечения клиентов — это нетворкинг, выставки, ярмарки и семинары. Дима постоянно посещает отраслевые мероприятия, заводит знакомства и рассказывает, что из-за падения рубля, коротких сроков, дешевой логистики и возрастающего качества заказать пошив в Ярославле выгоднее, чем в Китае.

Весной 2018 года ребята выпустили цикл статей о построении бизнеса в швейной отрасли и опубликовали их на сайте, в соцсетях и Телеграме. Потратив на их продвижение 20 тысяч рублей, они получили обратную связь от десятка начинающих брендов, некоторые из которых позже стали их клиентами.

Антон с готовой продукцией. Это футболки для постоянного клиента — компании «Киносклад», которая поставляет оборудование для кинопроизводства

Сложности

Швейная индустрия в России развита слабо: ткани, красители и фурнитуру привозят из-за границы. В Ярославле с этим вообще плохо: нет дилеров ткани, все предприятия рассчитаны на выпуск дешевого масс-маркета.

Сначала предприниматели брали заказы у всех: мелких и крупных заказчиков, посредников. Закрывали глаза на сроки, цену, объем — лишь бы получить заказ и сделать его как можно быстрее. Такой подход дорого обошелся бизнесу: весной технолог не справилась с задачами и цех не выполнил договоренностей в срок. Ушли несколько клиентов, просела прибыль. На исправление ситуации потребовалось два месяца.

Пришлось изменить подход к работе: делать всё не торопясь, эффективнее и с более крупными заказчиками. Сейчас предприниматели стараются не работать с посредниками: когда клиент является конечным заказчиком, легче контролировать качество. Поэтому предприниматели сосредоточились на более дорогом и выгодном корпоративном сегменте, для которого они шьют фирменную одежду и сувениры.

Бизнес сезонный. Пик заказов на дешевый масс-маркет (текстиль, футболки, спортивную одежду) — это зима и лето, на сувенирку — в праздники. Брендированную одежду для корпоративных мероприятий заказывают круглый год. Важно настроить производственные мощности так, чтобы не пропустить периоды повышенной загрузки. Сейчас предприниматели работают только с корпоративным сегментом — это сглаживает сезонность. Первые месяцы на предприятии случались простои, но с осени 2017 года цех постоянно загружен.

Если технолог и раскройщики сделают свою работу грамотно и аккуратно, то остатков ткани будет мало

Результаты и планы

Наши герои зашли в бизнес с готовой клиентской базой, но для цеха ее оказалось недостаточно. Работать в плюс стали через 4 месяца — помог предновогодний пик загрузки.

С начала 2018 года цех все время в плюсе, прибыль постепенно растет. Ежемесячный оборот — 2,5—4,5 млн рублей, средняя прибыль — 300—400 тысяч рублей в месяц на четверых. Еще 100—200 тысяч рублей из оборота предприниматели ежемесячно вкладывают в развитие: на ремонт цеха и новое оборудование.

средняя прибыль в месяц

Доли в проекте у ребят разные. На полной занятости в цехе работают Антон, Дима и Катя. Антон занимается оперативным управлением, ведет заказы и модернизирует производство. Дима ищет клиентов и партнеров. Катя ведет управленческий учет, отвечает за кадры и склад. Настя занимается финансами и бухгалтерией. Стратегические вопросы решают сообща.

Большую отдачу принес запуск нового направления — производства трикотажа. С доходов от его продажи бизнес получил оборотный капитал и средства на развитие.

Сейчас предприниматели оптимизируют рабочие процессы: вводят систему бережливого производства с минимумом остатков, снижают издержки, совершенствуют внутреннюю логистику.

Выводы

Тем, кто хочет зайти в швейку, стоит полгода-год поработать на аутсорсе посредником: искать клиентов, брать заказы и отшивать их в чужом цехе. Это поможет лучше понять технологию производства, управленческий и финансовый учет, сформировать базу заказчиков. Открывать свое производство можно, когда объем заказов будет достаточным для бесперебойной работы цеха.

В швейной индустрии многое строится на личных и деловых взаимоотношениях. Чтобы получать крупные заказы, надо заслужить доверие безупречной работой с небольшими партиями. Большое внимание стоит уделять нетворкингу.

Перед стартом надо создать подушку безопасности хотя бы на полгода операционной деятельности. В любой момент могут потребоваться незапланированные расходы.

Источник

Как открыть швейное производство?

С чего начать

Бизнес по созданию одежды, как олимпийская медаль, имеет две стороны. Лицевая, парадная часть — это реклама в глянцевых журналах или витрины магазинов, где на манекенах так хорошо сидят теплые стильные курточки.

Но всё это было бы просто невозможно без оборотной стороны — швейного производства. Герои этого тыла — конструкторы, швеи, закройщики — трудятся в цехах, выводя ровные строчки, чтобы куртка могла попасть в продажу.

Почему производители одежды открывают собственные швейные производства? Сколько это стоит? И как организовать всё правильно и с умом?

Когда мы говорим о швейном производстве, возможны два сценария развития событий. В первом случае предприниматель закупает оборудование, нанимает персонал и набирает заказы от различных дизайнеров, компаний и даже других производств, которым не хватает мощностей чтобы отшить всё, что необходимо. В этом случае не идёт никакой речи о создании собственной одежды и бренда, не нужно думать о том, как сбыть продукцию.

Второй случай — и это как раз моя ситуация — подразумевает, что сначала будет изготовлена продукция, изучен спрос на неё и найдены каналы сбыта, а уже только потом запустится собственная фабрика.

Производства обоих типов могут работать в симбиозе, и каждый путь имеет как плюсы, так и минусы. На запуск производства, которое работает с заказами, понадобится большая сумма инвестиций и постоянные расходы. Плюс же второго пути в том, что никаких постоянных расходов нет. Но при этом вы никак не можете контролировать производственный процесс и сроки выполнения заказа у исполнителей.

Если бы были фабрики, которые брались точно в срок и качественно пошить продукцию, я бы не стал открывать своё производство.

Если вы решите не просто открыть швейное производство, которое берёт заказы, а планируете создавать свой бренд и шить продукцию по собственным лекалам, придётся определить с тем, что именно шить и для какой аудитории работать.

Когда я только начинал Northwestfur, производства как такового не было, а главной задачей было разработать модель, лекала. С этими лекалами мы шли на производство и заказывали промышленную партию. За счёт того, что не было большого производства, своё внимание мы сосредоточили на спросе. Сначала шили куртки для массовой аудитории и продавали их через интернет-магазин. Проблема была в том, что рекламировать такую продукцию было трудно. В то время я общался с людьми, которые занимаются путешествиями. Поэтому как-то раз я подумал, что было бы неплохо делать куртки непосредственно для таких вот людей. Таким образом удалось попасть в более узкую целевую аудиторию, до которой донести информацию о нашей одежде оказалось легче.

Неудачный выбор целевой аудитории и непонимание её приоритетов способны поставить крест на всём вашем бизнесе. Многие из производителей курток закрылись просто потому, что делали упор на моду и шили для молодых людей. Это был путь в никуда, поскольку молодёжь лучше пойдёт на рынок и купит себе там поддельный, но хорошо известный бренд, а не качественную одежду под мало известным брендом.

Я сразу же решил пойти другим путём и выбрал для себя аудиторию постарше — 30-40 лет. Это люди, которым уже нет дела до бирки на одежде. Им важно, чтобы продукция была качественной и удобной. Чуть позже мы немного переориентировались и теперь шьём одежду в первую очередь для путешествий, но у нас есть так же городские модели курток.

Имейте ввиду, что шить крупную партию продукции сразу не стоит. Для начала лучше изготовить небольшое количество изделий и посмотреть, как они будут продаваться. ​​​​​​​

Определившись с целевой аудиторией и продукцией, нужно продумать каналы сбыта. К примеру, продавать свои изделия можно как оптовикам, которые уже перепродадут их в своих магазинах, так и розничным покупателям через собственную сеть магазинов или интернет-магазин с доставкой. Мы в своей практике используем и тот, и другой способы. Но основной упор делаем всё-таки на розничных покупателей.

Приступать к запуску собственного производства спонтанно не стоит. Идеальный вариант, если у вас уже есть какой-то опыт работы в швейном производстве или лёгкой промышленности, предпринимательский опыт. В этом случае у вас будет представление о работе и определённые связи в этой среде. Желательно подсмотреть за тем, как строится работа у других производителей. Кроме того, стоит сразу же привлечь в свою команду профессионалов, которым можно доверить решение узкоспециализированных вопросов, в которых вы не совсем компетентны. Хорошие технологи, конструкторы и директора производств избавят вас от головной боли.

Объем инвестиций

Сумма вложений будет зависеть главным образом о того, какое именно производство вы хотите. Если планируете просто брать заказы от других, работать на давальческом сырье, нужно как минимум 20-30 машинок, чтобы был достаточный объём выпуска. При небольших объёмах такое швейное производство не будет рентабельным.

Помимо 20 обычных швейных машинок вам понадобится ещё 10 разных приспособлений: оверлоки, пуговичные и заклёпочные машины и так далее. Цены на такие инструменты могут быть самыми разными, но вполне можно рассчитывать на средний показатель в 15 тыс. рублей за б/у машину. Если вы работаете на давальческом сырье, ткань, нитки, фурнитуру и прочие необходимые вещи вам предоставит заказчик, поэтому данная статья расходов отпадает.

Но учтите, что зарплату рабочим придётся платить уже с первого дня открытия производства, а больших заказов на первых порах, скорее всего, не будет.

Самая большая проблема любого производства — постоянные расходы.

Вы не можете просто распустить штат, когда нет заказов. Хороших швей и других профессионалов найти очень сложно. Поэтому желательно, чтобы на первое время у вас была определённая финансовая подушка, позволяющая выплачивать зарплату персоналу. В общей сложности, на запуск по такой схеме понадобится около 2 млн рублей. Этой суммы хватит, если заказы пойдут сразу же.

Если вы планируете работать по схеме, когда сначала создаётся бренд, сумма инвестиций может быть сколь угодно разной. Например, вы можете изобрести крутую куртку или футболку, потратив на её разработку около 15 тыс. рублей. После этого можно заказать на стороннем производстве небольшую пробную партию — 20-30 изделий — и попытаться продать её. В таком случае вложений понадобится не так уж много, а увеличить выпуск продукции и запустить своё производство можно позже.

Отдельная статья расходов — реклама и PR. И здесь суммы на продвижение тоже могут быть самыми разными. Во-первых, расходы по этой статье будут зависеть от выбранной вами схемы работы и, соответственно, от того, на какую аудиторию вы будете ориентироваться. Если вы шьёте на заказ, нужно искать выходы на потенциальных заказчиков. И здесь всё нет так дорого: можно составить коммерческие предложения и разослать их потенциальным клиентам, засветиться на профильных сайтах и т.д. Масштабной рекламной кампании не нужно.

Но если речь идёт о продвижении собственного бренда, нужно донести информацию о себе до более широкой аудитории, и здесь понадобится использовать другие каналы. Но даже в этом случае можно эффективно прорекламироваться при небольшом бюджете.

Я выбрал достаточно узкую аудиторию — путешественников — и стал действовать через неё. Пошил пробную партию курток и раздал людям, которые активно путешествуют и известны в определённых кругах. Они стали упоминать нашу продукцию у себя в блогах, выкладывать фото. Но настоящий прорыв случился после того, как один из блогеров приехал, чтобы пообщаться на тему курток.

Разговор шёл не столько о куртках, сколько о бизнесе, и гость попросил разрешения записать беседу на диктофон. После этого он опубликовал запись беседы в своём блоге. Я был удивлён, что запись получила очень много положительных отзывов. После этой публикации мне стали поступать предложения о сотрудничестве от федеральных газет и телеканалов. Таким образом, самая крутая часть PR моего бренда не стоила мне практически ничего.

Так или иначе, у предпринимателя встаёт вопрос о том, где взять деньги на запуск своего производства. Ведь 2 миллиона рублей на дороге не валяются. Самая первая мысль — оформить кредит, но в сегодняшних условиях займы всё больше превращаются в камень, который топит бизнес.

Самый разумный способ — постепенное финансирование. Собрать пару сотен тысяч рублей вполне реально, и с этой суммы можно что-то начать. Такую схему лучше всего использовать, если вы запускаете собственный бренд.

К швейному производству на давальческом сырье такую схему применить весьма непросто. Поэтому стоит попытаться привлечь инвестора, например, пообещав ему долю в бизнесе. Хотя инвесторы вкладываются в производство весьма неохотно — рисков много, а рентабельность небольшая.

Источник