Меню

Когда носишь женскую одежду



Мужчина носит женскую одежду: норма или извращение?

  • Мужчина носит женскую одежду: норма или извращение?
  • Носят ли мужчины колготки
  • Что в женском гардеробе раздражает мужчин

Норма

Следует отметить случаи, когда ношение представителем сильного пола женской одежды не является из ряда вон выходящим фактом. К ним относятся те варианты, когда предмет гардероба, предназначенный для девушек, скорее можно отнести к стилю «унисекс». Свободные джинсы и безразмерные футболки могут и не выглядеть как стопроцентно женские.

Увидев молодого человека в такой одежде, окружающие могут даже не догадываться, что он купил их в отделе женской одежды.

Бывает, что на парнях с нестандартной фигурой одежда с женским лекалом сидит лучше. Вот они и предпочитают примерять предметы гардероба для девушек, если они смотрятся почти как мужские. Завышенная линия талии, несколько широкие бедра для мужчины, узкие плечи – все эти особенности телосложения могут подтолкнуть молодого человека на шопинг в соседнем от мужского отделе.

Есть мужчины, которые выбирают женскую одежду потому, что она более облегающая. Речь здесь идет, конечно же, не о платьях и юбках, а о футболках, костюмах и рубашках. Некоторые метросексуалы находят одежду для мужчин слишком брутальной. Поэтому они ищут универсальную одежду, которая больше подчеркивает фигуру, в женском отделе.

Также нормальным считается, если мужчина носит компрессионное белье – чулки, гольфы и колготы из лечебного трикотажа. Некоторые заболевания, например варикозное расширение вен, требуют специального ухода и ношения профессионального белья, которое традиционно считается женским.

Женские шарфики, головные уборы и очки могут выглядеть вызывающе на молодом человеке. Однако, если остальной его гардероб полностью мужской, ношение женских аксессуаров допускается. К таким дополнениям прибегают творческие личности сильного пола, а также уже упомянутые метросексуалы.

Бывает, что парни покупают некоторые предметы женской бижутерии, например, яркие часы с силиконовым ремешком или браслеты в этническом стиле.

Извращение

Встречаются мужчины, которые облачаются в откровенно женские наряды: платья, юбки, кофточки и туфли на каблуках. В дополнение к таким предметам гардероба они могут сделать себе маникюр и макияж и надеть женский парик. Такое поведение в обществе может считаться ненормальным. Порой трансвеститов называют извращенцами и даже записывают в психически нездоровые индивиды.

Некоторые молодые люди возбуждаются от того, что надевают на себя женское белье: трусики, бюстгальтер и чулки или колготки. В таком виде они могут ходить дома, а порой оставляют женское белье под мужской одеждой и так выходят на улицу. Нельзя однозначно назвать это извращением, хотя некоторые члены общества скажут именно так.

Источник

Могут ли мужчины носить женскую одежду

Ты наверняка открыл эту статью только для того, чтобы не читая и не вдаваясь в суть, написать в комментариях свое веское «нет» и уличить автора в грехе мужеложества. Но мы не говорим о переодевании в женскую одежду. Речь пойдет о вещах, которые привычно видеть на женщинах. Однако же у этих предметов гардероба исключительно мужские корни, и если отбросить стереотипы, то можно обнаружить, что на мужчинах они смотрятся не менее обворожительно и даже брутально.

Каблуки

Если мы говорим о каблуках, то резонно будет спросить: а женщинам самим в них можно? Поскольку создавалась эта прибитая к подошве деревяшка в те незапамятные времена, когда и роскошью, и средством передвижения был конь. Чтобы сапог не вываливался из стремени, а клячей было проще управлять, забытый гений и придумал каблук. Другая версия: жителям средневековых городов, утопавших в стекающем дерьме и грязи, надоело шкварить обувь. Вот они и придумали обувь на высокой платформе, которая со временем переросла в каблук. Так что это, ко всему прочему, еще и практично.

Поэтому если речь не идет о шпильках, то каблуки не только можно, но и нужно носить. Например, они визуально прибавят несколько сантиметров, если природа обделила. А если речь идет о здоровенных ботинках или классических туфлях, то это, ко всему прочему, красиво и мужественно. Брутальная изысканная классика — это не мокасины и топсайдеры, а мощные, отполированные до зеркальности туфли с острым носом.

Сумки

Женщинам удобно — у них есть небольшие сумки, куда они могут свалить всё что угодно: от косметики до россыпи перцовых баллончиков и пакета с пакетом, и чувствовать себя комфортно. Мужикам же приходится распихивать скарб по карманам, из-за чего кажется, что либо у тебя квадратное, угловатое тело, либо кирпичи в карманах. Выглядит это ужасно и по факту неудобно, поэтому боги моды дали свое добро — носи маленькие, женоподобные сумки.

Хотя почему женские, нынче выпускается немало мужских сумок, чьи корни отчетливо читаются в сумках посыльных и почтальонов — тех самых квадратных кожаных сумках на лямке, в которых прятались пакеты особой важности. Если хватит денег на изделие из хорошей кожи или неплохого дермантина, то образ моментально прибавит пару очков в брутальности. Однако помни, что ходить с ними на работу, деловую встречу и крупные события вроде симпозиума юных производителей кумыса не стоит — для этих случаев подходит только портфель.

Шарфы

Некоторые парни не решаются носить шарфы, потому что они… мягкие, женственные, и их носят вальяжные критики сомнительной ориентации. Но если ты живешь в краях, где минус 20 градусов — это нормальное явление, то должен понимать, что шарф лучше ларингита и ангины. В конце концов, не обязательно носить его поверх верхней одежды, можно спрятать и под куртку.

Шарфы мягки, потому что должны держать шею в тепле и комфорте. Около ста лет назад, когда самолеты были открытыми и часто падали, летчики носили шелковые шарфы во время полета, чтобы защитить шею и лицо от обветривания. Более того, на протяжении тысяч лет шарфы использовались для дифференциации солдат в армии. Проще говоря, их использовали вместо погон. У каждого полка был свой цвет — так в пылу битвы можно было различать друг друга и контролировать подчиненных тебе людей.

А чем отличаются мужские шарфы от женских? Длиной и высотой. Даже не яркостью и узорами, хотя многих мужиков отталкивает как раз излишняя аляповатость и яркость. На самом деле женщины носят серые шарфы с не меньшим удовольствием.

Ну а чтобы сомнений вообще не было, поэкспериментируй с узлами. Некоторые считаются более мужественными, некоторые — более уместными для торжеств, а некоторые нужно выбирать строго под верхнюю одежду. Попробуй узел под названием «аскот», считающийся самым мужским и удобным. Но как ни старайся, тебе всё равно будет далеко до брутальности Боярского в клипе «Зеленоглазое такси».

Пальто

Сейчас все, от захлебывающейся булемией модели до бухгалтера из Саранска, носят длинные куртки и пальто. Но если перенестись назад во времени, то мы увидим, что мужчины носили подобные предметы гардероба веками.

Взять хотя бы тренч — длинный до колена, водостойкий дождевик был первоначально сделан для солдат времен Первой мировой войны, чтобы защищать их от холода и дождя. Сражались они преимущественно в окопах, наполненных водой и крысами, и, само собой, большого движения в таких условиях не предполагалось. Позже тренч стал неотъемлемой частью образов инспектора Клузо («Розовая пантера») и Рика Блейна («Касабланка»).

Но спустя годы женщины стали появляться в тренчах гораздо чаще мужчин. А с учетом того, что единственное различие между мужскими и женскими моделями — расположение кнопок на разных сторонах, то некоторым стремно носить одежду, которая последние лет 20 ассоциируется с дамским гардеробом. Но если вдруг решишься купить — не стесняйся, бери в память о союзниках в Первой мировой и не парься. Это одна из самых удобных и практичных моделей верхней одежды, которые когда-либо были изобретены.

Перестань думать о том, что все будут видеть в тебе извращенца в женской одежде. Все будут думать, что ты фанат Коломбо, Джона Константина или олдскульный фанат фильма «Самурай». Может, даже слишком олдскульный. Лучше задумайся над тем, чтобы выбрать правильный тип пальто или плаща. Учти свой рост, ибо если мужчинам можно носить плащ до колен, то всё, что короче, лучше не брать. Людям же невысоким лучше выбирать модели покороче.

Вьетнамки

Вьетнамки, они же сланцы (в честь завода из одноименного города, который выпускал их в эпоху очередей и поклонения Ленину), они же шлепки через палец. Сланцы — обувь очень легкая и ненавязчивая, как в плане носки, так и визуально. Поэтому когда легкие зеленые тапочки болтаются на чьей-то здоровой волосатой щиколотке, у окружающих возникают вопросы и сомнения. Особенно когда гардемарин во вьетнамках попадается в местах, где азиатская обувь неуместна — например, в банке или универе. Поэтому настоятельно рекомендуется использовать сланцы строго по назначению — то есть на пляже, в сауне, в бассейне или у себя дома.

Если речь идет о передвижении по городу в жаркую летнюю пору, то лучше воспользуйся сандалиями. Они гораздо функциональнее, удобнее и смотрятся логично. Главное, чтобы не было носков. Мы понимаем, насколько это красиво и изящно, но ради Бога, не позорься.

Есть другой выход — ходить в легкой летней обуви типа топсайдеров, но тут, как говорится, нужно смотреть по погоде, поскольку есть вероятность, что после прогулки из них можно будет выливать пот. Да и носить их умеет далеко не каждый.

Солнцезащитные очки

Нужно рассказывать, почему солнцезащитные очки — это не столько для стиля, сколько для сохранения работоспособности твоих ясных очей? Они защищают глаза от вредного воздействия ультрафиолетовых лучей, грязи и мусора, а также могут уменьшить нагрузку на глаза, когда мы на открытом воздухе.

А теперь вопрос: сколько очков стиля унисекс ты знаешь? Правильно, практически все популярные нынче модели и формы. Есть, конечно, гигантские очки на пол-лица слишком плавных форм и изящных оттенков, которые выдают женское. А если при этом ты обмотаешь голову платком, никаких сомнений на твой счет не останется. Но в остальном различия между мужскими и женскими очками незначительны. Поэтому выбирай очки в соответствии с формой головы, размерами и пропорциями лица. Главное, чтобы было удобно и красиво. Не по-гейски, а красиво, мужественно, как у Харви Кейтеля. Знаешь ли, порой то, что предназначено вроде как для дам, смотрится на мужской морде так же здорово, как на Сталлоне в «Кобре».

Макияж

Реальность такова, что макияж не всегда был орудием, присущим исключительно женщинам. Макияж — это культурная практика с более чем 2000-летней историей, присущая обоим полам. Римляне использовали масло и ячменную муку, чтобы скрыть прыщи. Некоторые уже тогда мелировали свои волосы, чтобы выглядеть моложе, так что не ругай Месси, Смолова и своего соседа, которого ты считаешь педерастом за измененный волосяной окрас — может, у него латинские корни, и он свято чтит предков. Более того, суровые бродяги моря — викинги, подводили глаза и носили макияж еще в 950 году. Конечно, выглядели они при этом не как румянощекий авангард гей-парада, но всё равно весьма специфично.

Читайте также:  Фирма одежды be beautiful

В наши дни красятся не только геи, но и различные теледеятели, которые не очень хотят, чтобы следы вчерашнего порока были видны всей стране. Поэтому все свои мешки под глазами, все свои прыщики и герпесы они замазывают как могут. Потому что зритель привык к фотогеничным красивым людям, и телекартинка должна быть соответствующей. Если вдруг когда-нибудь тебя угораздит попасть в студию, по твоему лицу в любом случае пройдется припудренная кисть.

Некоторые интересуются, можно ли покрывать ногти бесцветным лаком, чтобы они хоть на секунду перестали крошиться. Так вот, бесцветным укрепляющим лаком мазать ногти можно. Ходить на маникюр тоже можно. Но лучше попробуй изменить рацион, чтобы ничего больше не крошилось.

Источник

Почему некоторых мужчин возбуждает носить женскую одежду? Это начало транссексуальности? Транссексуальность можно развить?

Очередной вопрос ответ на который следует начинать с отделения теплого от мягкого.

Первая часть — почему бывают те или иные сексуальные стимулы (кстати, а почему вопрос только про мужчин)? Ответ на этот вопрос я, пожалуй, оставлю за рамками данного текста

Часть вторая — а все ли «мужчины, которых возбуждает носить женскую одежду» решаются на переход и вообще чувствуют себя не в мужской гендерной идентичности? Безусловно нет. Для кого-то это фетиш и часть сексуальной игры, для кого-то это способ на время выразить феминную сторону своей личности и этим людям абсолютно комфортно такие периодические внешние преображения, без каких-либо желаний так называемого фулл-тайма и трансгендерного перехода. Однако, безусловно многие трансфеминные люди имеют опыт кроссдрессинга как начальный этап перехода или как способ снять хотя бы немного гендерную дисфорию в условиях, когда переход видится невозможным.

Часть третья — все ли «мужчины, которые носят женскую одежду» испытывают при этом сексуальное возбуждение? И тут тоже ответ отрицательный. Но и утверждать, что подобного не случается с трансгендерными людьми тоже неверно. Бывает очень и очень по-разному. Для кого-то подобное переодевание и ощущение комфорта в этой роли дает возможность для сексуального раскрепощения, а у кого-то наоборот вызывает асексуальность из-за нежелания фокусироваться в этот момент на аспектах гениталий. Тут могу привести в пример свой личный опыт. До перехода у меня был период кроссдрессинга, как способ выражения своей гендерной идентичности. При этом сексуальное желание отключалось полностью и любые намеки и разговоры о сексе были весьма неприятны. В то же время вне феминного образа, в «мужской» роли я могла с огромным удовольствием заниматься сексом. Естественно мой пример не означает того, что так у всех, наоборот, он призван показать вариабельность человеческой сексуальности и несостоятельность некоторых распространенных представлений о транслюдях.

Четвертая часть — все ли трансгендерные женщины (о них же речь в вопросе?) обожают носить «женскую» одежду. Вряд ли я удивлю очередным отрицательным ответом ))) Я знаю многих кого абсолютно не интересуют каблуки и юбки и весьма комфортно чувствуют себя в кедах, джинсах и футболках. Даже, пожалуй, раскрою еще один секрет: бывают трансмужчины (это те, кого в детстве считали девочками), которые весьма любят женскую одежду после перехода. Делают переход, обзаводятся бородой и басом, а потом развлекаются кроссдрессингом. Разнообразие человеческой сексуальности плохо засовывается в какие-то четкие схемы и алгоритмы.

Часть финальная — можно ли «развить транссексуальность»? Вне всякого сомнения, наличие необходимой информации, а также уменьшение стигмы транслюдей в обществе позволяет большему числу транслюдей осознать свою идентичность и/или решиться на переход. Можно ли внешним воздействием «заставить» произвольного человека совершить переход? Сомнительно. Более подробный ответ на данный вопрос я давала тут: Можно ли сделать с гетеро парня девушку,которой будут нравится парни,будет женское мышление,мозг,если давать женские гормоны?При этом парень не хотел стать мтф?

Источник

Почему мужчинам нельзя носить женскую одежду.

И можно ли женщинам ходить в брюках вообще и в храм в частности?

Так как мужчина в юбке для наших широт, все-таки, редкость, то чаще всего вопрос о «правильности» одежды актуален именно для женской половины населения.

А вот те самые слова из Библии, которые запрещают людям носить одежду противоположного пола:

«На женщине не должно быть мужской одежды, и мужчина не должен одеваться в женское платье, ибо мерзок пред Господом Богом твоим всякий делающий сие» ( Втор. 22:5 ).

О чем речь в этих строках? На самом деле у всякого запрета в Библии есть нравственная сторона, которая и является его сутью. В данном случае, Господь предостерегает мужчин от желания быть похожими на женщин, женоподобными. Тот же запрет относится и к женщине, которая хочет быть как мужчина.

Господь не просто предостерегает, но и говорит, что для Него это омерзительно. Звучит, конечно резковато, но разве не это чувство возникает у многих, кто видел парады так называемых меньшинств?

Кажется несколько удивительным то, что в ветхозаветные времена люди уже знали о таком явлении, ведь, иначе, не нужен был бы и запрет. На самом деле, человеческие пороки имеют очень древние корни, и со временем не меняются.

Так что к современным женским брюкам библейский запрет имеет очень посредственное отношение. Ведь зачастую женщины одевают брюки как раз потому, что стремятся подчеркнуть свою женственность. Иногда это стремление может выглядеть даже вызывающе, и в таком случае, искушает людей не только в храме, но и на улице.

Хотя гораздо чаще женщины носят брюки потому, что они уже давно стали атрибутом дамского гардероба, и в них просто удобнее. А для тех, кто уверен, что штаны могут носить только мужчины, а платья — женщины, предлагаем рассмотреть одежду людей времен Ветхого Завета.

Источник

«Папа, а почему ты в женской одежде?»

Трансгендерные люди — о своей жизни и поправках Мизулиной

В сентябре Госдума рассмотрит законопроект сенатора Еленой Мизулиной «О внесении изменений в Семейный кодекс Российской Федерации в целях укрепления института семьи», из-за которого трансгендерные люди не смогут вступать в брак и менять свидетельство о рождении. Специально для «Холода» Анна Алексеева поговорила с людьми, совершившими трансгендерный переход или планирующими его, о браке, воспитании детей, эмиграции и отношении к новому законопроекту.

«Когда я завязала на голове бантики, бабушка выдрала их вместе с клоком волос»

История Юлии

Мое первое яркое воспоминание из детства — темно-синий, на вырост, сарафан младшей сестры. Я, шестилетняя, прятала его в шкафу среди своих вещей. Потом начала таскать вещи не только у сестры, но и у матери. За это меня всякий раз пороли. Для отца я была разочарованием. Меня не интересовали «мужские» занятия, а самым ужасным подарком на праздники была мальчиковая одежда. Уже в 5-6 лет я вовсю помогала маме по хозяйству, меня спокойно оставляли следить за двухлетней сестрой. Впоследствии друзья родителей даже шутили, что мне надо было родиться девочкой. Для бабушки я была уродом, которого можно исправить только поркой: каждый день после школы меня ждал ремень или шланг, поэтому я старалась не появляться дома до прихода мамы. Когда я однажды завязала себе бантики, бабушка выдрала их вместе с клоком волос. Потом меня очень коротко подстригли, чтобы неповадно было. Мама не понимала меня. А я морально издевалась над сестрой: например, бегала от нее кругами в людных местах, чтобы она думала, что потерялась, и испугалась, прятала ее любимые вещи. Так я вымещала на ней злость за то, как со мной обращались взрослые. Я жалею об этом. Меня никто не защищал, а я не умела давать сдачи и жила мечтами и книгами. Так продолжалось всю младшую школу.

Позднее родители пытались водить меня к психологу. До сих пор помню картинку, которую я ему нарисовала: темно-синяя бесконечность, в ней — коричневая жертвенная чаша, из которой широким потоком льется кровь. Но этот человек старательно вбивал мне в голову, что я сама виновата во всем, что со мной происходит, и должна лечиться, поэтому я ушла.

Я ни с кем особо не дружила: в компанию девочек я не вписывалась, а с мальчиками мне было неинтересно. Половое созревание началось у меня раньше сверстников. Мое восприятие себя было ближе к женскому, поэтому этот период был очень тяжелым. Чтобы выжить мне пришлось мимикрировать под мальчика, однако это не спасло меня от травли в школе, от предвзятого отношения учителей и одноклассников, которые дразнили меня «голубым».

Чем маскулиннее становилась моя внешность, тем больше я хотела быть девушкой. Я продолжала таскать вещи и косметику у мамы и сестры, хотя это и было очень опасно. По мере взросления сексуальным объектом и объектом обожания для меня стали девушки и никогда — парни. В какой-то момент я даже задумалась об уходе в монастырь. Адекватной литературы по трансгендерной теме в середине 1990-х не было, а те советские пособия, что я читала, убедили меня в том, что такие, как я, подлежат уничтожению и не должны плодиться.

К 21 году я считала себя извращенцем, запретила себе любые контакты с девушками, отрастила бороду и выкинула все женские вещи и косметику. Длился этот период около 4 лет. В 23 года у меня был первый и безумно травмирующий опыт секса с женщиной: у меня не получилось достичь полной эрекции. На это же наложилась смерть моего отца в результате несчастного случая, который произошел у меня на глазах. Это случилось после моего неудачного первого раза. Сами понимаете, в каком эмоциональном состоянии я была.

Чтобы как-то прийти в норму, я стала ходить на тренинги личностного роста. Там я познакомилась со своей первой женой, которая была старше меня на 10 лет. Хорошо помню ее слова: «Выбирай партнера из неопытных — так ты сможешь научить его приносить удовольствие только тебе и только так, как нравится тебе». Она полностью следовала сказанному: сама не работала, а я после работы возвращалась домой и готовила, убирала, стирала… Я очень уставала.

Однажды на тренинге мне дали задание прийти на занятие в женском образе. Это стало переломным моментом, когда я поняла, что я — не мужчина, не хочу им быть. Я прошла обследование, но мне из-за внешности, адаптированности к мужскому шаблону поведения, гетеросексуальности в рамках паспортного пола поставили диагноз «расстройство сексуального предпочтения». Тем не менее, я всеми правдами и неправдами получила первые назначения на заместительную гормональную терапию. Я в тайне от жены начала принимать женские гормоны. А потом, спустя пять лет брака, устав от всего, подала на развод.

Читайте также:  Avaro ru белорусская одежда

Наконец я смогла носить серьги в ушах и целиком сменить гардероб на женский. Коллеги видели во мне квир-персонажа, но я работаю в IT, где много странных людей, поэтому никто особо не удивлялся. Мне было почти 30 лет, и я жаждала мужского внимания. Но тут я встретила женщину, которая перевернула мой мир, с которой я захотела секса и детей. Она пришла собеседоваться к нам в компанию. Я открылась ей до свадьбы, но пыталась переделать себя из любви к ней и несколько лет жила в мужском образе. У нас с разницей в шесть лет родились две девочки.

Но потом все постепенно вернулось на круги своя. Я начала краситься, делать маникюр. Супруга эти изменения во мне и моей внешности принимала и принимает тяжело: «Зачем такому красивому мужчине, как ты, уродовать себя женскими атрибутами: тонкими бровями, серьгами, декоративной косметикой?».

Я пошла на консультацию к психиатру, чтобы тот помог мне сбалансировать состояние и тем самым сохранить семью, а также уточнить у меня наличие транссексуальности. И неожиданно для себя в конце апреля этого года, а мне уже 41, получила разрешение на трансгендерный переход. Тогда же я откровенно поговорила со своей матерью. Она попросила прощения за то, что не смогла в свое время разобраться в том, что происходит, и я ее простила, потому что семья — самое главное в моей жизни. Сейчас она единственный человек из ближнего круга, который обращается ко мне в женском роде, но женским именем называть меня она пока не готова.

Бабушка умерла под прошлый Новый год. У нее была старческая деменция, и я помогала маме ухаживать за ней. Я когда-то безумно ненавидела бабушку, а сейчас думаю, что именно насилие с ее стороны во многом закалило мою волю к жизни.

Дети уже видели меня настоящую. Младшей дочери три года, ей пока все равно. Со старшей, которой девять лет, вышло сложнее. Это произошло примерно так:

— Папа, а почему ты в женской одежде и парике?

— Это Юля — я всю жизнь готовилась к этой роли в театре.

— Ой, как интересно, представляю, что будет, если мы с тобой так пойдём в магазин! Но мне страшно, что ты превращаешься в тетю.

То есть ее это пока пугает, к сожалению.

Жена ходит к моему психиатру, чтобы понять меня, мои чаяния и желания, и сохранить семью. Ее любовь ко мне настолько велика, что она готова идти мне навстречу, хоть ей это и не слишком-то по душе.

Единственной паре, с которой мы по-настоящему дружим, я рассказала все в середине мая. Они восприняли это признание на удивление позитивно и сказали, что теперь понимают, почему я «такой странный». Правда, они еще не видели меня настоящую.

В компании, где я сейчас работаю, я сразу объяснила, что такое трансгендерность. Я несколько лет добивалась этого места, и в итоге меня не просто взяли, а еще и директор по персоналу от лица компании обещал защищать мои интересы как трансгендерной персоны.

Мне жаль, что авторы законопроекта во главе с Мизулиной лишают детей счастья быть с матерями. Мы ставим семейные ценности во главу угла, но уничтожаем семьи. Разве это человечно? Пока что Семейный Кодекс меня защищает: мои дети — мои по праву рождения. Если же этот бесчеловечный закон примут, я буду отстаивать право детей быть с любимыми и любящими родителями всеми законными способами.

«Эмиграция не для нас. Мне нравится жить в России»

История Андрея

Однополые браки в России и так никогда не были разрешены. Но теперь госпожа Мизулина хочет запретить вносить изменения в свидетельство о рождении при смене пола. Тогда сотрудники ЗАГСа получат право проверять еще и этот документ помимо паспорта. Допустим, он станет приоритетным для заключения брака. Но, если на церемонию явятся два жениха, один из которых в прошлом был женщиной, такой брак зарегистрируют? Ведь чисто формально супруги родились разнополыми. И почему приоритеты между документами расставлены именно так? В моем паспорте на последней странице четко сказано, что именно он является основным удостоверением личности гражданина РФ, но теперь свидетельство о рождении будет важнее… В общем, это все сплошной законодательный бред, который собирает вокруг себя уйму гомофобов.

Я никогда не ощущал свое тело как чужеродное или неподходящее. Моя внешность всегда была несколько андрогинной: ни ярко выраженной женственности, ни ярко выраженной мужественности — нечто среднее. То же касалось и моих детских увлечений: мне равно нравилось играть с куклами, плести из бисера, мастерить самодельные луки, чинить велосипед, танцевать и заниматься единоборствами. Единственное, что меня не устраивало — роль в социуме, которую мне, как девочке, навязывали мои сверстники, школьные учителя и другие. К счастью, мои родители этим не занимались. И я был откровенен со своими друзьями. С ними — чуть раньше, чем с родителями. Но еще подростком я стал открыто рассказывать о своих мыслях и ощущениях при взрослых и ни разу не встретил непонимания или агрессии. В этом мне повезло.

Однако чем старше я становился, тем острее ощущал свою инаковость и тем сложнее протекала социализация. С 15-16 лет я начал говорить о себе в мужском роде, общаясь с друзьями. В официальных учреждениях и с родителями использовал женский род. Со временем это давалось все сложнее: мне казалось, что я притворяюсь кем-то, оправдываю чужие ожидания, чтобы не привлекать внимания и не объяснять свое поведение. Эта игра в «не себя» забирала очень много энергии, поэтому мне не хотелось лишний раз идти куда-то, где придется натягивать маску. Мне было важно быть не мужчиной или женщиной, а собой — человеком, свободным от каких-либо навязанных гендерных стереотипов.

С таким подходом, пожалуй, можно было бы ничего в себе не менять, но тогда мне казалось, что мужчины более свободны в этом смысле, чем женщины. Сейчас я знаю, что равно несвободны все. Стал бы я делать операцию, зная это заранее? Сложный вопрос. У меня нет на него ответа. Иногда мне кажется, что не стал бы. Но, когда я пытаюсь представить себе жизнь без трансгендерного перехода, я будто упираюсь в своем сознании в некую стену и понимаю, что с большей долей вероятности я бы сделал все то же самое.

Мои первые влюбленности и симпатии были к юношам. Я строил неловкие подростковые отношения, сводившиеся к взаимным признаниям, поцелуям и прогулкам за руку. Но случалось мне влюбляться и в девушек, и даже взаимно. Я понял, что мне абсолютно безразлична половая принадлежность человека. Со своей будущей женой я познакомился еще подростком на форуме, посвященном компьютерным играм. Мы вместе уже более 10 лет. Но тот факт, что она женщина — чистая случайность, с тем же успехом это мог бы быть и мужчина. Просто я встретил своего человека, а остальное неважно.

Переход я начал в 23 года (сейчас мне 29). Друзья поздравили меня с этим решением, многих удивило, почему я не додумался до этого раньше. Мои родители беспокоились о возможных рисках для моего здоровья, но, пообщавшись с врачами, успокоились. Мама не раз говорила, что гордится мной. В первый раз в клинику я пошел с моей будущей женой. Накануне я волновался и даже расплакался от нервного напряжения, но все прошло лучше, чем можно было ожидать. К тому же я выбрал частный центр с соответствующей лицензией и квалифицированными специалистами, настроенными помогать людям, а не вынимать из них душу.

Я заранее проконсультировался с юристом, уже имевшим опыт в подобных делах, который разъяснил мне все этапы замены документов. Ни в суде, в ЗАГСе, ни в ФМС у меня проблем не было. Но все это заняло какое-то время. Сложным был период, когда моя внешность уже претерпела значительные изменения, а паспорт на руках оставался прежний. В банке мне не сразу выдали новую карту: сотрудники опасались мошенничества, но примерно за полчаса мне удалось спокойно обсудить все с менеджером. Пожалуй, все они были немного смущены, но какой-то негативной реакции я не заметил. На момент перехода я был студентом старших курсов. Мои одногруппники нисколько не удивились. Те, кто дружил со мной в университете, дружат до сих пор. Преподаватели просто делали вид, что ничего не замечают. По крайней мере в лицо мне никто ничего не говорил. Диплом я получал еще на женское имя, но после замены паспорта поменял и его, просто обратившись в университет.

Психологические проблемы начались уже после перехода и замены всех документов. Накопленный за это время стресс вылился в нервный срыв. Я изменился, мир вокруг меня стал предъявлять ко мне новые требования, мне нужно было учиться встраиваться в него по-новому. Все навалилось в один момент. Я понял, что не справляюсь сам, и обратился к психологу, который помог мне восстановиться.

После замены документов мы с моей девушкой, как и любая другая пара, подали заявление в ЗАГС, выбрали дату свадьбы и в назначенный день расписались. Знакомство с родителями супруги прошло спокойно, но мы не посвящали их в подробности моей биографии. Детей у нас не будет — это обоюдное решение.

Мы с супругой какое-то время жили в одной из европейских стран, но эмиграция не для нас. Так что сейчас мы налаживаем жизнь на две страны. Если честно, мне больше нравится жить в России. Я люблю Москву — это мой родной город, здесь мои друзья, здесь поле моей реализации. Мне хорошо дома.

Я надеялась, что брак поможет мне решить внутренние проблемы и понять себя

История Влады

Я не помню свое детство до 11 лет. Этот период стерт из моей памяти, и мама о нем почему-то рассказывать не хочет. Думаю, память уводит меня от каких-то сверхстрессовых ситуаций, психотравм, что были в раннем детстве. Мне было сложно общаться с другими детьми: я не чувствовала себя мальчиком и не понимала, как себя вести. Хорошо помню, что в 11 лет меня стало тянуть к женской одежде. Может, и раньше тянуло, но я просто этого не помню. Мы жили за городом, в небольшом поселке, и каждое лето к нам приезжала двоюродная сестра. Часть ее одежды оставалась в коробке на чердаке. Однажды я нашла эту коробку, надела платье и поняла, что чувствую себя в нем очень комфортно.

В 12 лет у меня случилась первая в жизни поллюция. Это произошло так неожиданно, что напугало меня. Тогда же я начала ощущать свои гениталии как нечто чужеродное, неправильное. В течение следующих нескольких лет я очень болезненно реагировала на свои подростковые сексуальные желания и не могла смириться с утренней эрекцией. Я все сильнее ненавидела свое тело и чувствовала сильную тягу к женской одежде. Я понимала, что происходящее неправильно, но поговорить о своих чувствах мне было не с кем, а информации на эту тему в то время не было никакой. Я думала, что я одна такая, и с каждым годом становилась все замкнутее и подавленнее.

Читайте также:  Чем удалить пятна от вишни с одежды

В восьмом классе у меня появилась девочка. Она была на два года младше меня. Мы были влюблены, целовались, обнимались — ничего больше. Встречались несколько лет и расстались по моей инициативе после окончания школы, накануне призыва в армию. Вопросы, на которые я много лет не могла найти ответа, невозможность их с кем-то обсудить, расставание с девушкой — все это сильно усугубило мое психологическое состояние. В итоге в армию меня не взяли — я не прошел медкомиссию. Меня положили в психиатрическую больницу с сильнейшей депрессией. Но даже там я не смогла открыться врачам. Мне прописали антидепрессанты, а депрессия стала хронической, поэтому я пропивала курс каждый год.

В 1990 году, когда мне было 18 лет, мне на глаза попался эротический журнал «Взаимность». Там было фото комбинезона в форме женского тела. Я тогда подумала, что хотела бы влезть в это тело, срастись с ним и не вылезать. Меня смутили и напугали эти мысли.

В 23 года я познакомилась с девушкой. Она мне нравилась, но я ее не любила. Мы встречались несколько месяцев, и в итоге она забеременела. Весной мы поженились, а осенью у нас родился сын. Особого желания создавать семью у меня не было, просто я хотела быть как все и надеялась, что брак поможет мне решить внутренние проблемы и понять себя. Но годам к 30 надежда угасла. Я запрещала себе переодеваться в женскую одежду, завидовала девушкам, на которых мужчины смотрят с восхищением. Мне хотелось, чтобы на меня смотрели так же. Это все очень мучило меня. Жене я, разумеется, ничего не говорила. Однажды я даже попробовала принимать прописанные ей гормональные препараты, которые назначали во время беременности. Но, видя как меняется мое тело, я испугалась и бросила

Я узнала про такое понятие, как «трансгендерность», только в 39 лет, когда мы купили сыну компьютер. Собирала информацию по крупицам, читала тематические форумы.

В январе 2012 года увидела по телевизору передачу с участием известных врачей, посвященную трансгендерным людям. У меня вся жизнь пронеслась перед глазами, я смотрела и плакала. Это стало переломным моментом: я решила обратиться к врачу и рассказать всю правду жене. Я пошла на прием к эндокринологу и во всем ей призналась. Я сильно волновалась, ведь она была первым человеком, которому я открылась. Она сжала мне руку: «Не волнуйтесь. У нас уже были такие люди», — и сказала, что мне нужно ехать на обследование в Москву или Петербург. Мне стало легче.

Жене я призналась во всем спустя полгода, перед поездкой в Петербург на обследование. Я тогда снова начала принимать женские гормональные препараты и чувствовала, как уходит дискомфорт. Жена восприняла мое признание негативно. Долго молчала, переваривая услышанное. Со временем она пошла на уступки и разрешила мне ходить дома в женской одежде и пользоваться тональным кремом. От сына мы все скрывали. Мы прожили вместе еще 7 лет, а потом, когда жена поняла, что я собираюсь делать корректирующую операцию на гениталиях, развелись. За несколько месяцев до развода у меня появился парень. В будущем, когда я пройду через все операции и поменяю документы, я бы не отказалась заключить брак с мужчиной. Если, конечно, этот ужасный законопроект Мизулиной не примут. Многие сейчас задумываются об эмиграции, но я не вижу смысла уезжать в Европу, меня там никто не ждет.

Я дважды ездила на обследования в Петербург, но из-за разных бюрократических проволочек так и не попала на медкомиссию. Планирую сделать это в этом году.

С агрессией из-за своего внешнего вида я сталкивалась всего пару раз. Я человек простой рабочей специальности. Мой пьющий коллега цеплялся ко мне и называл «пидором». Один раз он близко подошел и замахнулся. К счастью, обошлось. Однажды нетрезвый парень кричал, что не поедет в одной маршрутке с пидором — то есть со мной. Девушка пыталась его успокоить, но он вышел. Ни я, ни остальные пассажиры никак на это не отреагировали.

Сын узнал о моей трансгендерности только после армии — жена и моя мать ему рассказали. Он очень расстроился, потому что хотел папу, как у всех. Сама бы я на этот разговор не решилась — не хотела причинять ему боль.

Сейчас мне 48 лет. После развода я живу с матерью. Папа умер три года назад. Он был замкнутым человеком, особо со мной не общался и не задавал вопросов по поводу моего внешнего вида. С матерью у меня напряженные отношения. Хотелось бы по-другому, но она воспринимает меня настоящую в штыки. С женой я общаюсь по делу, с сыном — нормально. Он видел меня дома с сережками и в женских маечках — иногда я так и на улицу выхожу. Но мы об этом никогда не говорим. Сын, кажется, уже смирился.

Дети не рождаются гомофобами или трансфобами

История Дарины

Лет в 7 я стала чувствовать какой-то дискомфорт, но что со мной не так, понять не могла. Все стало яснее после просмотра одного советского детского фильма «Веселое сновидение, или Смех сквозь слезы». По сюжету один из героев — мальчик-принц — в финале оказывается девочкой. Я примерила на себя этот сюжет. Надевала парик и красилась мамиными тенями пару раз. Ух и ругалась она тогда! Весело вспомнить. Не скажу, что родные придавали этому какое-то значение, разве что батя ворчал, когда я, будучи школьницей, пыталась сделать себе маникюр. С актрисой, исполнившей ту роль, я несколько лет назад списалась в сети и сказала «спасибо», но рассказывать о себе не стала — зачем ей чужие тараканы?

Моя первая жена ничего о моей трансгендерности не знала. Да и знать-то особо было нечего. Мало ли какие бывают мечты и фантазии? После 4 лет брака мы развелись. Я думала, что у меня никогда не будет детей, вся моя жизнь была завязана на работе.

В детстве гендерная дисфория меня особо не беспокоила, но она стала нарастать с возрастом. Активно менять свой внешний облик я начала только ближе к 30 годам. Купила женскую одежду и обувь, поступила в школу визажа и стиля — кто бы меня еще научил наносить макияж? Трансгендерный переход был в то время для меня чем-то вроде неисполнимой мечты. Не думала, что решусь.

В итоге на переход я решилась через несколько лет после развода. Моя нынешняя супруга была в курсе: я рассказала ей все еще до брака и рождения детей, в конфетно-цветочный период отношений. Она отреагировала нормально.

Публичный каминг-аут я совершила уже после рождения наших троих детей. Это был волнительный момент. Я снималась в рекламном ролике, который заказала для своей фирмы. Представляться в нем мужским именем совершенно не хотелось, и я назвалась Дариной, хотя у меня все еще были документы на мужское имя. Через несколько дней после съемок я написала открытое письмо всем друзьям, коллегам, поставщикам, заказчикам, где описала ситуацию. Практически все отреагировали нормально, а несколько человек просто молча исчезли из моей жизни.

Младшие дети были еще слишком малы, чтобы что-то им объяснять. Они меня другую и не помнят. Со временем у них, конечно, возникнут вопросы. Тайны делать не буду, а то решат еще, что я им не родная. Старшему сыну было 11, когда я получила новые документы. Он адекватный парень, все понял четко — такое бывает, что люди совершают переход. Дети не рождаются гомофобами или трансфобами, им не надо объяснять, почему «те два дяди держатся за ручку». Для детского ума любовь — норма жизни, она не вызывает вопросов. Ребенок скорее спросит: «Почему вон те два дяди дерутся?» или «Почему люди воюют?». На эти вопросы чистой детской душе трудно самостоятельно найти ответы.

В российском обществе не так-то просто перейти на «другую сторону». Чтобы поменять документы, мне пришлось официально разводиться, собрать кучу справок и несколько раз слетать в Питер, где я проходила медобследование. В 2013 году петербургский активист и ярый противник ЛГБТ Тимур Булатов начал угрожать мне в соцсетях. Соседи по подъезду, родители в родительском комитете в школе, где учился старший сын, такого могли наплести, что волосы дыбом вставали. Слухи и сплетни за спиной, неприкрытая агрессия — все это давило, поэтому в 2015 году мы просто переехали в другой район, ведь каждому рот не заткнешь.

В 2016 году Булатов разослал письма в администрацию города от имени некой «серьезной и страшной» организации, в которой Булатов является единственным членом. Не помню ее название. Чиновники с перепуга выложили ему все данные о замене моих документов с мужских на женские и прочую личную информацию. Получив это, он в 2017 году написал заявление в полицию, что я пропагандирую гомосексуальность. Когда нашей семьей заинтересовалась полицейские, мы путешествовали по США. В тот момент мы решили, что возвращаться в Россию не стоит. Поначалу было несладко: финансово я совершенно не была готова к такому дауншифтингу. Нам пришлось проработать год в клининге, пока я встала на ноги. Помощь мы не получали, да и не просили — неловко быть просящей.

В США мы заключили уже однополый брак и сейчас живем хорошо. Я общаюсь по скайпу с родителями и старшей сестрой, которые пытались меня отговорить от трансгендерного перехода. Они и сейчас не в восторге, но смирились и привыкли, называют меня Дариной, и тема моего перехода давно не упоминается.

По России я не скучаю, что удивительно. Я думала, меня накроет ностальгия. Ан нет. Все, что казалась аутентичным, присущим только России, в США имеется в избытке: квас, бабульки на скамейках у дома или пельмени на развес… Спокойно жить в России можно, лишь смирившись со всем трешаком, что там творится. Поломанные жизни ЛГБТ-людей — лишь капля в болоте. Не могу назвать это морем. И мириться тоже не желаю.

Источник