Меню

Как выглядит порты одежда



Как носили порты на Руси

Кто не помнит живописное роскошество одеяний древнерусских князей, изысканность облачения аристократии или скромную одежду крестьян? Если тело можно было считать храмом, то одежда была его украшением.

Сорочица

Сорочка, или сорочица была основной частью костюма крестьян и горожан, мужчин и женщин, богатых и бедных. В классическом варианте сорочица была нательной рубахой. У мужчин она могла доходить до колен, носили ее навыпуск, подпоясывая узким ремнем или тканным шнурком.

У женщин она могла быть длиной и до ступней, рукава ее собирались в складки у запястья и сдерживались обручами. Ворот такой рубахи, как правило, был низким, чтобы шея оставалась голой. Сначала это был просто вырез, в который проходила при надевании голова.

Разрез с застежками или завязками появится чуть позже. Застегивали ворот на небольшую пуговицу, которая могла быть и костяной, и деревянной, и бронзовой. Особо нарядные сорочицы имели невысокие воротники-стоечки, которые обшивались узорами из золотых нитей.

Кожух

Старинный русский костюм был весьма многослоен. Если сорочица надевалась в начале, то кожух завершал композицию. Этот верхний покров был самым теплым слоем, для его отделки использовались козлиные и овечьи шкуры. Кожухи носили как женщины, так и мужчины. Богатые кожухи были сделаны из хорошо выделанной мягкой кожи, расшивались жемчугом и украшались драгоценными нашивками из дорогих тканей.

В духовной грамоте Ивана Калиты (1339 г.) можно встретить такие описания: «кожух черленый женчюжный», «кожух желтая обирь», два «кожуха с аламы с женчюгом». Кожу для этого наряда красили в разные цвета, но чаще всего использовали красный: «кожух чермничный», «кожух черленный». Люд попроще носил кожухи из грубо выделанной кожи.

Корзно

Вообще, предметы костюма типа накидки в древней Руси были весьма популярны. Одной из них было корзно – длинный, доходящий почти до пят плащ, который застегивался на правом или левом плече запонкой с петлицами или на драгоценную пряжку. Это был княжеский предмет одежды, о чем говорит, например, его относительная дороговизна – его пошив стоил гривну.

Иногда корзно могло быть не только плащом, но и наплечной распашной одеждой со сшитыми боковыми швами. Едва ли эта накидка была удобной одеждой – длиннополый плащ, покрывающий половину тела, вряд ли мог дать нужную свободу движений, особенно в военных походах, так что он служил, скорее, индикатором статуса и надевался «по случаю».

Мятль

Если корзно носила только знать, то люди рангом пониже могли накинуть на себя мятль – еще один вид безрукавного плаща. Это как раз тот случай, когда можно сказать «просто и со вкусом». Впрочем, добротности у мятля не отнять. Есть сведения, что устанавливался даже штраф в три гривны для того, кто в драке разорвет чей-то мятль (по другим летописным источникам, стоимость мятля составляла полгривны). О цвете мятля точно не известно, но в летописях упоминаются рудавые (красно-бурые) и черные мятли.

Вотола

Крестьяне и небогатые горожане носили вотолу (или волоту) – кусок толстой посконной материи или грубой шерстяной ткани, который накидывали на плечи в сырую и холодную погоду. Длина вотолы была до колен или икр. Она застегивалась или завязывалась у шеи и иногда имела капюшон. В таком наряде пойти на церковный обряд, было, конечно, неприлично, но вот собирать в ней яблоки в дождливый октябрьский день – самое то.

Порты

Портами могла обозначаться как одежда в целом, так и штаны, для которых было еще несколько древних названий – гачи и ноговицы. Порты были довольно узкими штанами с поясом на вздежке. Их всегда носили заправленными в сапоги или онучи, поэтому сказать, насколько они были длинными, сложно, на всех изображениях они полностью облегали ногу. До конца XVII века в штанах не было карманов – все необходимые мелкие вещи надо было носить на поясе, который крепился к ремню или в специальной сумке – калите.

Шапка

Выйти на улицу с непокрытой головой для древнерусского человека было весьма зазорно. Среди древних головных уборов выделяются, конечно, шапки. Первоначально их и валяли, и плели, и вышивали из меха. Самым устойчивым фасоном были полусферические шапки с меховой опушкой. Есть легенда, что однажды московские князья получили в подарок от Узбек-хана золотую тюбетейку бухарской работы.

Они велели приделать к ней соболью опушку, и она превратилась в великокняжеский венец, больше известный сейчас как «шапка Мономаха». Еще одним восточным головным убором была тафья. Это была маленькая плоская шапочка, которая закрывала макушку головы. Особенно богатым был женский головной убор. Тут был и убрус, и чело (очелье), и повоец, и привитка.

Источник

Порты

Энциклопедия моды и одежды . EdwART . 2011 .

Смотреть что такое «Порты» в других словарях:

ПОРТЫ — ПОРТЫ, портов, ед. нет (прост.). То же, что штаны. «Из дома вышел Алексей в белой холщевой рубахе, в синих портах.» Максим Горький. «Он лезет в портах в воду.» Чехов. || То же, что кальсоны. Толковый словарь Ушакова. Д.Н. Ушаков. 1935 1940 … Толковый словарь Ушакова

ПОРТЫ — см. портки. Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. 1949 1992 … Толковый словарь Ожегова

ПОРТЫ — ПОРТЫ, портяной и пр. см. портно. Толковый словарь Даля. В.И. Даль. 1863 1866 … Толковый словарь Даля

порты — порты, портов, портам, порты, портами, портах (Источник: «Полная акцентуированная парадигма по А. А. Зализняку») … Формы слов

порты — штаны, портки, брюки, порточки Словарь русских синонимов. порты сущ., кол во синонимов: 4 • брюки (39) • портки … Словарь синонимов

порты — см. порт … Этимологический словарь русского языка Макса Фасмера

порты́ — порты, ов (штаны) … Русское словесное ударение

Порты — мн. разг. сниж. то же, что штаны Толковый словарь Ефремовой. Т. Ф. Ефремова. 2000 … Современный толковый словарь русского языка Ефремовой

Порты — Порт (значения) устаревшее название брюк … Википедия

ПОРТЫ — 1) безопасные, достаточно защищен. от волнений гавани, удобные для стоянки морских судов; 2) в частности гавани, в котор. могут быть произведены оснастка или починка судов, военных (военный п.) или коммерческих (с запасными магазинами,… … Словарь иностранных слов русского языка

порты — ов; мн. Разг. сниж. = Портки … Энциклопедический словарь

Источник

Здоровый и могучий: как одевались мужчины на Руси

Русская духовная и материальная культура богата и глубока, что, конечно же, нашло отражение и в русском народном костюме. Народные костюмы любой нации или этноса объединяет в себе эстетические вкусы и объединяет в себе функциональные особенности и образное содержание, возложенное на него традициями его создателей и носителей. Уже не раз мы знакомились с элементами женского народного костюма, настало время поговорить о мужском!

В отличие от исконного дамского гардероба, мужские наряды не отличались разнообразием. Если женский сарафан скрывал фигуру, то мужская одежда её подчёркивала. Итак, основными элементами мужского костюма были:

Штаны-порты

Главная составляющая мужского национального костюма. Нижнюю часть брючин заправляли в сапоги или обвязывали «портянками»-онучами, которые носили вместо носков с лаптями, поэтому и шили их немного укороченными. Синие с белой полоской по бокам, брюки могли быть облегающими или широкими как шаровары. Со временем появились и стали модными карманы, до этого кисет и гребень подвязывали к поясу.

Пояс

Пояс был не менее важной деталью мужского костюма – без пояса, как и без креста, ходить было неприличным. Пояс, который повязывали младенцу, вводил его в мир людей, в пространство культуры. Пояс выступал оберегом и даже опознавательным знаком – узоры на нём говорили о принадлежности определённой местности. Также мужчины по-разному подвязывались поясом. Молодые парни использовали более широкие и длинные пояса на талии, а люди солидного возраста – под животом. Женатые надевали короткий узкий пояс или даже шнур.

Рубаха

Рубаха – элемент одежды, который мужчины носили с малых лет. Она была длинной, носилась поверх штанов и подвязывалась поясом. Рубаха-косоворотка с высоким воротничком-стойкой была особенно популярной. Чаще всего для пошива рубахи выбирали ткани светлых оттенков – серой, белой или бежевой, а также красные ткани. Рукава, горловину и низ вещи украшали вышивкой или тесьмой, которые имели сакральное значение. Свадебные рубахи вышивала невеста – украшение даже выступало в роли оберега.

Читайте также:  Шьем вяжем одежду для кукол

Головные уборы

Да, мужчины тоже укрывали головы, особенно в холода. Они носили тафьи – особые круглые шапочки, которые старались не снимать даже в церкви, что ею осуждалось. Поверх тафей можно было надевать шапки из разных материалов в зависимости от социального статуса человека. В тёплое время года мужчины носили картузы, грешевики и соломенные шляпы, а зимой ушанки и малахаи. Головные уборы украшались тесьмой, лентами, цветами, а также вышивались бисером.

Верхняя одежда

В зависимости от времни года мужчины носили зипуны, длинные кофтаны, свиты, тулупы и шубы, подпоясанные кушаком. Зажиточные семейства могли себе позволить украшать верхнюю одежду меховыми манто, а бедные защищались от морозов и ветра высокими стоячими воротниками.

Источник

Как носили порты на Руси

Кто не помнит живописное роскошество одеяний древнерусских князей, изысканность облачения аристократии или скромную одежду крестьян? Если тело можно было считать храмом, то одежда была его украшением.

Сорочица

Сорочка, или сорочица была основной частью костюма крестьян и горожан, мужчин и женщин, богатых и бедных. В классическом варианте сорочица была нательной рубахой. У мужчин она могла доходить до колен, носили ее навыпуск, подпоясывая узким ремнем или тканным шнурком.

У женщин она могла быть длиной и до ступней, рукава ее собирались в складки у запястья и сдерживались обручами. Ворот такой рубахи, как правило, был низким, чтобы шея оставалась голой. Сначала это был просто вырез, в который проходила при надевании голова.

Разрез с застежками или завязками появится чуть позже. Застегивали ворот на небольшую пуговицу, которая могла быть и костяной, и деревянной, и бронзовой. Особо нарядные сорочицы имели невысокие воротники-стоечки, которые обшивались узорами из золотых нитей.

Кожух

Старинный русский костюм был весьма многослоен. Если сорочица надевалась в начале, то кожух завершал композицию. Этот верхний покров был самым теплым слоем, для его отделки использовались козлиные и овечьи шкуры. Кожухи носили как женщины, так и мужчины. Богатые кожухи были сделаны из хорошо выделанной мягкой кожи, расшивались жемчугом и украшались драгоценными нашивками из дорогих тканей.

В духовной грамоте Ивана Калиты (1339 г.) можно встретить такие описания: «кожух черленый женчюжный», «кожух желтая обирь», два «кожуха с аламы с женчюгом». Кожу для этого наряда красили в разные цвета, но чаще всего использовали красный: «кожух чермничный», «кожух черленный». Люд попроще носил кожухи из грубо выделанной кожи.

Корзно

Вообще, предметы костюма типа накидки в древней Руси были весьма популярны. Одной из них было корзно – длинный, доходящий почти до пят плащ, который застегивался на правом или левом плече запонкой с петлицами или на драгоценную пряжку. Это был княжеский предмет одежды, о чем говорит, например, его относительная дороговизна – его пошив стоил гривну.

Иногда корзно могло быть не только плащом, но и наплечной распашной одеждой со сшитыми боковыми швами. Едва ли эта накидка была удобной одеждой – длиннополый плащ, покрывающий половину тела, вряд ли мог дать нужную свободу движений, особенно в военных походах, так что он служил, скорее, индикатором статуса и надевался «по случаю».

Мятль

Если корзно носила только знать, то люди рангом пониже могли накинуть на себя мятль – еще один вид безрукавного плаща. Это как раз тот случай, когда можно сказать «просто и со вкусом». Впрочем, добротности у мятля не отнять. Есть сведения, что устанавливался даже штраф в три гривны для того, кто в драке разорвет чей-то мятль (по другим летописным источникам, стоимость мятля составляла полгривны). О цвете мятля точно не известно, но в летописях упоминаются рудавые (красно-бурые) и черные мятли.

Вотола

Крестьяне и небогатые горожане носили вотолу (или волоту) – кусок толстой посконной материи или грубой шерстяной ткани, который накидывали на плечи в сырую и холодную погоду. Длина вотолы была до колен или икр. Она застегивалась или завязывалась у шеи и иногда имела капюшон. В таком наряде пойти на церковный обряд, было, конечно, неприлично, но вот собирать в ней яблоки в дождливый октябрьский день – самое то.

Порты

Портами могла обозначаться как одежда в целом, так и штаны, для которых было еще несколько древних названий – гачи и ноговицы. Порты были довольно узкими штанами с поясом на вздежке. Их всегда носили заправленными в сапоги или онучи, поэтому сказать, насколько они были длинными, сложно, на всех изображениях они полностью облегали ногу. До конца XVII века в штанах не было карманов – все необходимые мелкие вещи надо было носить на поясе, который крепился к ремню или в специальной сумке – калите.

Шапка

Выйти на улицу с непокрытой головой для древнерусского человека было весьма зазорно. Среди древних головных уборов выделяются, конечно, шапки. Первоначально их и валяли, и плели, и вышивали из меха. Самым устойчивым фасоном были полусферические шапки с меховой опушкой. Есть легенда, что однажды московские князья получили в подарок от Узбек-хана золотую тюбетейку бухарской работы.

Они велели приделать к ней соболью опушку, и она превратилась в великокняжеский венец, больше известный сейчас как «шапка Мономаха». Еще одним восточным головным убором была тафья. Это была маленькая плоская шапочка, которая закрывала макушку головы. Особенно богатым был женский головной убор. Тут был и убрус, и чело (очелье), и повоец, и привитка.

Источник

Порты, портьеры и портянки

Нас воспитали в убеждении, что русские во всем отстали от просвещенной Европы, а потому всегда и во всем только подражали ей, подражали нередко неуклюже, неумело, безграмотно.

Этимологические словари на фактах, якобы, доказывают, что почти весь лексический состав русского языка является заимствованием из латинского, немецкого, польского, французского, английского, старославянского и даже готского, от которого и осталось-то всего 70 слов. Называются и другие языки. Создана целая система, которая доказывает, что русский язык так выстроен, что легко впитывает любую чужую лексику.

Обидно мне не за мой родной русский язык, а за отношение даже русских исследователей к нему. Когда я высказываю мысль, что в основе многих иностранных слов лежат русские корни, то нередко слышу упреки и даже насмешки: люди, получившие хорошее образование, на примерах начинают меня убеждать, что я заблуждаюсь, а они хотят меня наставить на путь истинный. Они так воспитаны. Их так приучили, что иное мнение их сознание не воспринимает, даже факты, казалось бы, неопровержимые, на них впечатления не производят, они их даже не хотят слышать, поскольку в мозгу сформировались иные представления обо всем.

К примеру, я пишу по-русски слово сотрап и прошу его прочесть, я-то знаю, что его и по-русски можно записать по-другому: сотрап, а это написание можно прочитать не только по-русски, но и по-латински. Я-то хочу заинтриговать проблемой: заимствованное слово прочитывается по-другому и имеет конкретный смысл, а мои собеседники, услышав от меня, что слово компания пришло из французского compagnie, меня же начинают в этом убеждать и советуют не забивать голову пустяками. А тут вовсе не пустяки. Меня волнует, во-первых, из какого языка это слово попало во французский? А во-вторых, почему французская compagnie, записанная кириллицей, дает слово сотрап?

Сотрап — это тот, кто с другими трапезничает, сотрапезничает, то есть празднует, пирует, наконец, кормится за одним столом. Посудите сами: кто вместе пирует, трапезничает, те и компания, они, как правило, договариваются участвовать в каких-то делах. Сравните: compagnie – сотрап, где со «сонм, вместе, много» + трапеза.

Чтобы обозначить мягкость букв в русском языке используется ь (мягкий знак), какого нет в романских или германских языках. А если такая необходимость возникает? Как тогда обозначить мягкость согласного? В немецком языке многие согласные традиционно мягкие. Но чтобы показать мягкость буквы п на письме, в немецком используют букву g — ng, но она как и ь не читается, учителя немецкого рекомендуют предшествующую n произносить мягко, как удвоенные nn. Во французском смягчающая буква g стоит впереди n — gn и тоже не произносится. На итальянские слова тоже распространяется это правило.

У кого же русские позаимствовали практику смягчения согласных с помощью мягкого знака?

Или все-таки западные языковеды-переводчики при переписывании имперских книг на новые языки народов после Вавилонского столпотворения не знали, что с этим ь делать, потому одни перевернули его и поставили впереди — gn, другие сзади — ng, но помнили, что читать этот знак не надо?

Читайте также:  Детская одежда моей тудей

Итак, в основе французской compagnie лежит явно русское слово сотрап — сотрап. При записи скорописью, или курсивом сотрап – сотрап — сотрап различить весьма трудно.

Если бы это был единственный пример, его можно было бы считать курьезом. Но таких фактов великое множество. Остановимся на словах с корнем порт. Его можно записать как порт, а можно курсивом – порт, но это слово уже можно прочесть латиницей. Слово непонятное и читать его не совсем удобно, потому, видимо, оно и не дало «потомство» в других языках. Зато само русское слово, интерпретированное в европейских говорах, дало удивительные примеры. На мой взгляд, слова с корнем порт получили мировое признание.

По-русски По-испански По-французски
Порт El Puerto Le port
Портовый Portuario De port
Портал El portal Le portail
Портальный кран La gr;a de p;rtico La grue portique
Портье El portero Le r;ceptionniste
Портьера La cortina La porti;re

По-английски По-немецки
Port Den Hafen
The port Hafen-
Portal Das Portal
The portal crane Den Portalkran
The porter Den Portier
Portiere Der Vorhang (занавес)

В русском языке просматривается несколько групп с корнем порт. Обратимся сперва к исконно русским.

Портить. Оно родственно слову пороть, у него корневая связь, хотя и не столь явная, со словами порог, переть, пырять. Лингвисты считают, что портить образовано от условно исчезнувшего слова *пърта, от которого образовалось также порча.

Портной. Субстантивированное прилагательное, то есть прилагательное перешло в существительное и стало обозначать предмет. Встречается в памятниках с XV века в форме пъртный шьвьць, образовано, видимо, от пъртъ в значении «одежда».

Портки. Слово встречается довольно часто и сегодня, в значении «одежда», «штаны», «подштанники», но с некоторым пренебрежительным оттенком. А теперь зададимся вопросом, какую букву кириллицы или латинского алфавита напоминают портки-штаны? Русскую букву П, в латинице нет ни одной такой буквы, которая бы по форме напоминала портки.

Портно. Это слово встречается крайне редко, в современных словарях отсутствует, но у Даля оно указано в качестве часто употребляемого. Портно – это узкий грубый холст, шедший на крестьянские и рабочие рубахи. Видимо, образование этого слова связано с какими-то деталями ткацкого станка. Портно близко к слову полотно, ведь Р и Л часто чередуются, а японцы, китайцы, восточные народы, где распространено иероглифическое письмо, этих звуков не различают. Не скроив (не разрезав) портно, рубахи не сошьешь. От этого слова образовались портнянина, портнина, то есть грубое портно, портняница, то есть кусок такой ткани, отрез, и портянки для оборачивания ног под онучи, сапоги, лапти, калоши.

Слова портянки, наверное, единственное из этого ряда, сохранившееся до нашего времени, особенно в армейской среде. Во времена Даля в ходу было слово портище – специальная ткань для одежды, например, гусар, со шнурами. Набор такой ткани на одного гусара тоже назывался портище.

Портомои и портомойки. Оба слова связаны со стиркой одежды из грубых тканей.

А теперь перейдем к группе заимствованных слов. Советую сопоставлять эти слова с переводами на разные языки.

Порт. От французского port. Место стоянки, ремонта, загрузки и выгрузки судов. Комплекс, оборудованный защитными сооружениями от непогоды. Пристань, гавань.

Порт. От английского port (hole «отверстие»). Герметически закрывающиеся отверстия в бортах судов: типа ворот для входа и выхода пассажиров; погрузки и выгрузки с нижней палубы у транспортных судов, типа амбразуры для пушечных стволов военного парусного судна. В словаре Даля отмечено, что порт – это еще и корабельная амбразура, окно в борту, для пропуска наружу пушечного дула. При сильном волнении нижние порты закрываются.

Портик и полупортик – малые окна в борту судна для света. Видимо, портик и иллюминатор – разные вещи. У Даля отмечено, что илюминатор – снаряд для освещенья; толстое стекло в виде отрезка шара, вставляемое в палубу и борты судов, для света. Иллюминатор – это другое поколение корабельного устройства, иной уровень освещения судов. Первоначально были портики, они были квадратными или прямоугольными, по форме русской буквы П, так их было проще изготовить, обеспечить лучшую герметизацию.

Впрочем, слово иллюминатор пришло из латинского, где illuminator – «освещающий». И когда на гравюре 1630 года видишь в гавани Нового Амстердама (будущего Нью-Йорка) корабли с прямоугольными окнами в бортах, то понимаешь, что это правда. А когда на гравюре якобы 1494 года показывают каравеллу Колумба с круглыми амбразурами для пушек, то есть с иллюминаторами, то понимаешь, что тут не все чисто, художник-гравёр лет на триста заглянул вперед, предсказал будущее. Или, что вероятнее всего, художник конца XVII – XVIII века, знающий уже, что такое иллюминатор, представил, как могла выглядеть каравелла, впервые достигшая Нового Света, ведь реформаторы уже сочинили и вовсю иллюстрировали «древнюю» историю.

Портал. От латинского portа «дверь, ворота». Архитектурно выделенный вход в здание. Портал сцены – «вырез» в передней стене сцены, отделяющий ее от зрительного зала. Рампа – из слов того же свойства, сейчас она обозначает набор осветительной аппаратуры для сцены. Опорная П-образная часть конструкции или машины, например, портального крана, портального станка и т.д. У Даля отмечено, что портал – главный вход, главная наружная дверь здания. В словарях немецкого языка отмечено, что они происходят из латинского. Но так ли это? Есть ли в латинице что-либо, напоминающее по форме портальный кран, к примеру?

Портальный. Прилагательное от слова портал: портальный кран, портальный станок, портальные колонны.

А теперь присмотримся к слову портал, записанному латиницей – Portal, и вспомним, что в Афинах в Акрополе до сих пор возвышаются величественные остатки Парфенона-Parthenon, уникального сооружения древности. Официальная история утверждает, что его строительство завершилось в 432 году до нашей эры. Я в эту легенду не верю и считаю, что храм построен был в Средневековье, примерно пятьсот лет назад, в ту же эпоху, в которую создавали свои произведения Томас Мор, Максим Грек, Эразм Роттердамский.

Мифы гласят, что Parthenon, главный храм Афин, посвящен покровительнице города богине Афине, что греческое parthenos – значит дева, девственница. Строительство вели зодчие Иктин и Калликрат под наблюдением Фидия. Храм построен из пентелийского мрамора. На прямоугольной трехступенчатой террасе высилось сорокашестиколонное здание дорического стиля. Высота каждой колонны – 10,43 м. Восточный фронтон изображал рождение Афины, а западный – спор Афины с Посейдоном за владычество над Аттикой. Обратите внимание: храм ориентирован строго с запада на восток. Именно так строились до Реформации все христианские храмы, так строятся и сегодня все православные церкви: главный вход всегда находился на западе, алтарь на востоке. Так до сих пор ведется захоронение православных: ноги с запада, голова – на восток. Значит, Парфенон строился скорее всего как православный храм.

Фриз состоял из 92 плит, каждая из 46 плит нижнего ряда опиралась на две колонны. Верхний ряд скреплял нижние плиты и нес на себе рельефные изображения сцен гигантомахии: борьбы кентавров с лапифами, битвы с амазонками, эпизоды Троянской войны. В глубине храма, в восточной части, уверяют легенды, стояла двенадцатиметровая статуя Афины из слоновой кости и золота. А еще утверждается, что она простояла более семи столетий. Но проведите эксперимент. Положите на стол камень, протирайте его один раз в год, сдувайте пыль. За семь веков он форму потеряет. Как же Афина сохранялась семь веков?

Утверждение это ни на каких документальных фактах не основано. Можно придумать и сто веков. Утверждается, что Парфенон простоял 2,5 тысячи лет. Документального подтверждения этому опять же нет. На мой взгляд, храму не более 5,5 сотни лет. Годы очень сильно его разрушили. Посмотрите, памятники, поставленные после Второй мировой войны, уже не на один раз реставрированы и все равно выглядят «уставшими» от времени. Тот же солдат в берлинском Трептов-парке. Удивительно, но почему-то нет античных мифов о реставрационных работах.

Название Парфенон, скорее всего, содержит память о форме строительства, когда одна плита перекрытия укладывается на две колонны. П-образная форма и отражена в названии. А теперь скажите, в каком из западно-европейских языков можно отыскать букву п? Только в тех, где используется кириллица. Значит, строители знали язык, записанный кириллицей, а не латиницей.

Читайте также:  Стильные выкройки для детской одежды

Портрет – изображение одного человека или группы лиц в живописи, скульптуре, графике или фотографии. Русский язык заимствовал это слово еще в Петровскую эпоху из французского. Этимологи считают, что portrait во французском – страдательное причастие от глагола portraitе – «рисовать, выставлять», образованного от латинского protrahere – «выносить, выставлять», в свою очередь, образованного от trahere – «тащить». Получается, что портрет и трактор – слова одного корня? Думается, что все было иначе, проще.

Только в испанском используется иной подход к слову портрет, там слово имеет значение «сохранение, старый вид, обратно, назад» — еl retrato (нам хорошо знакомо слово ретро), во многих других языках слово указывает на П-образную форму изображения: в немецком — das Portr;t, французском — le portrait, в английском – portrait. Но только в русском связь первой буквы с П-образной формой сохраняется. Портрет – П-образная рама (П-оборотная) > p+ort+ret — p+ort+ret, русским п соответствует латинская р, оборот > ort, а рам>rem> ret, немецкая r;t. Теперь мы понимаем, почему на конце т (из м), а гласная ;.

Портупея. Слово, безусловно, заимствовано из французского, от porte-epee, где porter, якобы, носить, а epee – шпага. Но современные словари не дают таких переводов: porter –распространяться. Да и слово porte-epee не употребляется, оно заменено словом la bandouli;re с буквальным значением соединять что-то пестрое, разнородное. Похоже, что заимствование из французского, где слово образовалось от русского корня, сохранилось только в русском языке. В немецком это das Degengeh;nge, буквально — «шпаги подвешивать». В испанском el correaje «ремни». В английском — sword belt «пояс для меча».

Портсигар – от французского porte-cigares «плоская коробочка из металла, кожи, дерева и т.д. для ношения сигар, сигарет, папирос. Слово сохранилось только в русском и французском, в других языках – собственные слова, схожие с французским словом по форме. В испанском la pitillera, в немецком das Zigarettenetui, в английском — сigarette case.

Портьера – занавес из тяжелой ткани. Слово пришло вместе с модой из Франции, в этом нет сомнения, от la porti;re. Аналогичная форма используется в английском – рortiere. В испанском — la cortina, в немецком der Vorhang.

Портфель, слово образовано от французского le portefeuille и обозначает буквально «носить листы», хотя сегодня слово feuille или folio «файлы» имеет несколько другое значение – это конверт из прозрачной пленки для хранения листов, или виртуальный компьютерный документ. В английском сохраняется верность первому корню — portfolio, который указывает на П-образную форму предмета. В испанском — la cartera, в немецком die Aktentasche.

Слова можно продолжать. В них можно не заметить ничего удивительного. До поры до времени я тоже употреблял некоторые из этих слов и не замечал главной особенности: первая буква русских слов наглядно показывает, как выглядят Порталы, Порты, Портфели, Портьеры. Все они имеют П-образную форму. Это актуально для русского языка. Если кран назван портальным, то какую форму он имеет? Тоже П-образную. Ни в латинском. Ни в немецком, ни во французском, ни в других языках, пользующихся латиницей, нет букв, на которую бы походил портал. Могут сказать о греческом языке, но там есть буква пи, которая и пишется по-другому, и читается мягко, она не могла стать образцом, чтобы оформление входа назвать порталом.

Попутно хочу высказать версию по поводу еще одного слова. Официально, портуланы от итальянского portolano (ед. ч.) porto «порт» — компасные карты — лоция, морские навигационные карты XIII – XVI веков с подробным описанием береговой полосы Средиземного моря. Современные словари стали избегать этого понятия, а во времена Петра Первого моряки еще знали, что такое портуланы.

В словарях иностранных слов советской эпохи портуланы встречаются крайне редко. У Даля этого слова нет. Современные электронные переводчики оставляют слова портуланы и portolano без перевода. Не знают его и специализированные словари морской терминологии, изданные в Евросоюзе на нескольких языках. Есть от чего в отчаянье прийти!

А все потому, что слово указывает на явное искажение истории. Portolano в итальянском языке указывало на того, кто изготовил лоции по всему Средиземному морю. Сделано это было Византией, видимо, еще в XII веке. А Византию называли не только главным портом на всем Средиземноморье, но и воротами между Европой и Азией. Это была столица великой империи, Царьград, которая к тому же ведала всеми морскими перевозками.

У Царьграда было еще и имя Порта. Другая Порта была на Гибралтаре, Порта Галльская. То есть мы видим, что оба выхода из Средиземноморья названы одинаково. Об одной Порте забыто, о другой осталось весьма смутное напоминание в названии Португалии, но эта европейская страна сегодня не имеет даже выхода к Гибралтару. Итальянцы, называя лоцманские карты portolano, еще помнили, кем они выполнены и кому принадлежали. С распадом великой империи некоторое время об этом еще помнили, а потом выкинули слово из оборота.

Лоцман по-французски pilote, по-английски pilot, по-испански piloto (practico), по-итальянски pilota. И только немецкий и голландский сохраняют воспоминание о лоции и лоцмане – Lotse и lootman – указывают на человека, который обеспечивал безопасность во вверенной ему акватории, то есть проводил суда лодки и лодьи, плыл, плавал. Впрочем, в группе слов типа pilot мы легко найдем ссылку на ту же лодку – пилот: д и т чередуются. Порта на Босфоре обеспечивала безопасность движения судов во всем Средиземном море. У Даля есть статья об Оттоманской Порте, высокой, блистательной, так по инерции продолжали называть двор, правительство Турции. А еще Портой в словаре у Даля назвал вход во дворец Багдадский, где якобы в пороге вделан камень каабы. Видимо, Даль не очень четко представлял, что за камень Кааба и почему он стал одной из главных реликвий ислама. Сегодня «черный метеорит» находится в юго-восточном углу гигантского каменного сооружения — Каабы размером 12х10х15 м во дворе мечети в Мекке, куда совершают ежегодное паломничество тысячи мусульманин. Я не исключаю, что во времена Даля священный камень был в Багдаде в пороге какого-либо ханского дворца или в каком-то другом месте.

Люди очень легковерны, их легко переубедить массированной атакой на сознание, частым упоминанием ложных идей и мнений, ссылкой на ложные факты. Но и среди нас, поверивших в то, что нам рассказывают, убежденных, что так все и есть на самом деле, вдруг что-то вспыхивает, проносится молниеносно по сознанию и оставляет сомнение, смутное воспоминание о чем-то другом, ностальгию по недопонятому, недорасслышанному, недопознанному.

Поэты обычно облекают это чувство в слова и образы, делятся с другими своими раздумьями. Они и сами не всегда способны дать отчет, чем навеяна та или иная строка, но она уже находит отзвук в других душах.

Один из выходов из Средиземного моря назван Портой Галльскою. У него есть и другие названия, и они вызывают ностальгию у тех, кто там не был. У поэта А. Городницкого есть стихотворение «Гибралтар». Оно несет смутный образ чего-то давно прошедшего и несбыточного. Впрочем, стихи лучше читать или петь, но не пересказывать.

У Геркулесовых столбов лежит моя дорога,
У Геркулесовых столбов, где плавал Одиссей.
Меня оплакать не спеши, ты подожди немного,
И черных платьев не носи, и частых слёз не лей.

Еще под парусом тугим в чужих морях не спим мы,
Еще к тебе я доберусь, не знаю сам когда.
У Геркулесовых столбов дельфины греют спины,
И между двух материков огни несут суда.

Еще над черной глубиной морочит нас тревога,
Вдали от царства твоего, от царства губ и рук.
Пускай пока моя родня тебя не судит строго,
Пускай на стенке повисит мой запылённый лук.

У Геркулесовых столбов лежит моя дорога.
Пусть южный ветер до утра в твою стучится дверь.
Меня забыть ты не спеши, ты подожди немного,
И вина сладкие не пей, и женихам не верь!

Источник

Adblock
detector