Меню

2007 год стиль одежды



Почему все хотят вернуть 2007-й

Мы смерти ждем, как сказочного волка,
Но я боюсь, что раньше всех умрет
Тот, у кого тревожно-красный рот
И на глаза спадающая челка.

Потом эмо канули в Лету, будто их и не было. Ненависть к ним, объединявшая скинов и кавказцев, простых обывателей и мастеров спорта, сменилась на ностальгию и снисходительно отеческие тона. Некоторые по-прежнему считают, что они отравляли середину нулевых, но, черт подери, это была середина нулевых и этого было достаточно, слишком уж благим и тучным выдалось это время, чтобы его не любить. Эпоха радости, открытий.

Фраза «верни мне мой 2007-й» появилась в одноименном паблике году в 2010-м, где бывшие эмо-киды стали объединяться, чтобы вместе погрустить о днях минувших. Хотя среди них встречалась детвора 99-го или 2000-го годов рождения. У многих она вызывает раздражение, как беседы о том, что в «СССР было лучше», хотя Дмитрий Дибров обещал за такие слова разрубать шашечкой. Понятно, что любое благодатное время, в котором было хорошо и беззаботно, в котором прошло детство и молодость так воспринимается. А значит, нужно разобраться в чем дело.

Ведь у простого обывателя, которого с эмо объединяли только лишь употребление «Блейзера» и ИК-порт, в мифическом 2007-м остался осколок сердца. Всем, кому в 2007-м было больше 13 лет, есть что вспомнить. Не только из-за дурманящей молодости, хотя трава тогда и правда была зеленее. Просто все новое и привычное из дня сегодняшнего в ту пору только врывалось в моду. Казалось, что плохо не будет никогда, казалось, что все плохое позади. 2007-й не был так тревожен, как более колоритные 90-е и даже начало Миллениума, он был благополучен, за что его и любят простые обыватели.

Прошло почти 10 лет, и в стонах про «верни мне мой 2007-й» стала появляться реальная мольба по своеобразному русскому «Лету любви 67-го», эпохе ламповости и смелых экспериментов. Наверное, про это пели Pink Floyd.

Жизнь и деньги

Если говорить об экономике, то 2007 (как и начало 2008) — это докризисный пик: деньги есть, а цены низкие. В сытых южных регионах хлеб «кирпич» стоил 5 рублей, как и проезд в транспорте. На 70 рублей можно было сходить в кино и без всяких возрастных ограничений совершенно самостоятельно посмотреть на Джерарда Баттлера в трусах и плаще («300 спартанцев»), последний хороший фильм про «Человека-паука» с Тобби Магуайером, и «Альфа Дог», в котором невероятно модный и набравший крейсерскую скорость Джастин Тимберлейк смотрел, как убивают погибшего пару месяцев назад Антона Ельчина.
Это было время, когда ужраться в сотку не составляло труда, ибо символ эпохи — «Виноградный день», за него просили 50 рублей, «яжка» только входила в моду. Да что там, поесть тоже не составляло труда, салат «Цезарь» тогда не стоил 300 рублей, за эти деньги можно было поесть осетрины, а на 1000 рублей даже не одному, а в компании с кем-то.

Для бизнеса «тучные нулевые» были сказкой. Относительной сказкой, ибо уже тогда все было непросто. Но такие вещи, как игровые автоматы, бывшие неотъемлемой частью городских антуражей, приносили гарантированный доход. Владельцы данных заведений богатели не по дням, а по часам.
Те, кто бизнесом не владел, сидел в своих офисах, батрачил на заводах и занимался непонятно чем в конторах, не боясь сокращений и завтрашнего дня. Хотя в ту пору уже появлялись те, кому бытие офисного планктона и устоявшаяся корпоративная этика опостылели настолько, что они на последние деньги обзаводились скоростным интернетом и гордо нарекали себя чуждым и не всем понятным ярлыком «фрилансера». Да-да, именно тогда многие ушли на вольную ниву со свободным графиком посещения туалета и соцсетей.
А прибавь к этому и гораздо более низкую цену на недвижимость, когда в Москве можно было купить квартиру за 3 0000000 рублей, а прибавь к этому отсутствие глупых законов о запрете на продажу спиртного до 23:00 и отсутствие страха за завтрашний день и ты поймешь, каким веселым карнавалом был этот 2007-й.

Мода и дела культурные

Казалось бы, это было меньше 10 лет назад, но никакой моды не было, все одевались как могли, а главное — как хотели. На улице не было одинаково выстриженных, словно офицеры СС, бородатых хипстеров в одинаковой обуви и одежде разных оттенков, тогда контингент был гораздо более пестрый. Джинсы на улицах были разной ширины, начиная от широченных мешков, в которых по легенде ходили реперы, и заканчивая колготочного типа узкачами, за которые в особо пролетарских районах могли и избить. Кстати, в ту пору почему-то всегда кого-то били, и не только плаксивую черно-розово-патлатую субкультуру, хотя многие избивали их потехи ради, видимо, относясь к процессу как к охоте.

Люди в каких-то растаманских нарядах с капюшонами не вызывали удивления. У людей были деньги, и потому каждый хотел выпендриться, но по-своему. Получалось, мягко говоря, не всегда. У женской половины населения получалось куда лучше.
При этом всем, в 2007-м было четкое деление на субкультуры со своими нравами и устоями. Не такое четкое как в 90-е, но по внешнему виду можно было определить, что с тобой сейчас будут делать — заревут до смерти или изобьют. Хотя были скейтеры и БМХ-серы, от которых непонятно чего было ожидать. Было полно людей, которые катались на скейтах, причем они делали это чуть ли не с середины 90-х, но те, что собирались вместе и делали это по-взрослому, внушали опасения похлеще, чем паркурщики, которых тогда было как собак нерезаных. Почему-то в 2007-м, глядя на их узкие джинсы и кеды и лохматые головы, у многих возникала ошибочная ассоциация с эмо.

Читайте также:  Чем отстирать полинявшую цветную одежду

В 2007 — эпоха длинных заблеванных очередей в клубы, куда проходили в том числе и самые маленькие. Каждый день где-то проходил концерт, после которого люди шли в ближайший кругляк за большой пачкой «Лейс», которая стоила 40 с чем-то рублей и еще одним напитком года — блевотным пойлом с устойчивым, как и его краситель вкусом — Blazer. По сути своей, напиток куда более каноничный, нежели дешевая «Яжка» и всякие «Марти реи». Хотя кому-то больше нравилась порошковая придурь «Очаковской» баклажки. Хотя зачем она была нужна, если можно было запросто купить 5-литровую дуру «Багбира» на всю компанию, да еще хватило бы на сухарики, которым красная цена 7 рублей.

А чем музыкальная эстрада предлагала побаловать предвзятое ухо молодежи? Обилием русской музыки, которая поперла из гаражей и репетиционных точек как пчелы из задымленного улея. Истеричные коллективы с приставкой «кор» и все в духе времени, с философскими текстами о грусти, смерти и несчастной любви: «Stigmata», «Тонкая красная нить», «Amatory», «СЛОТ», «Jane Air», «Lumen». Кто-то появился раньше, кто-то позже, но своими страдальческими песнями они попали в дух времени, подчеркнув странную особенность благополучного года — все хотели выпендриться и, устав от благ, сами себе придумать страдания. Поэтому подростки, сидя во дворах, истошно выли про то, что они не доживут до пенсии как Сид и Нэнси.
Альтернатива была из всех щелей, Stigmata сжигала сентябрь, породив воскресший и воспрянувший в наши дни мем. Уже лет 5 все жгут сентябрь, забывая про плачущих убийц. Какое странное, но дебильное время, но оно прекрасно.

Сейчас, концерты этих групп как отдельное событие, а в ту благую пору их выступления были регулярными и постоянными как походы в школы. Как тут не начать это слушать? А потом дома переслушать Slipknot, КOЯN, Fall Out Boy, Asking Alexandria, и Lonely day народной армянской группы SOAD. В худшем случае люди слушали Tokio Hotel.
Разумеется, были люди, которые шли совсем другой дорогой. В ту пору как прорвало и высыпало из рога изобилия российских реперов. Баста, Centr, Гуф только только набирали популярность, хотя даже в те благие времена успели, что называется прозвучать отовсюду.
Было немало людей, которые в прямом смысле слова слушали все. Были те, кто посмотрев «Властелин колец» в гоблинском переводе увлекались классическим роком, а были и те, кто скорбел по поводу смерти Паваротти.

Но большинство так или иначе слушали стопроцентный хит Мики «Relax», заслушивались своеобразным вокалом барбадосской ставленницы Jay-Z Рианны, которая своим хитом «Umbrella» буквально порвала всех в клочья, фанатели от Тимберлейка и ассоциировали слово «Тимберленд» с именем репера, а не обувью. Большинство людей даже знало как выглядит Гвен Стефани, что не делает ее хорошей певицей.
А еще тогда в мозг и плееры молодежи… Кстати, плееры. Когда-то их покупали отдельно, когда-то музыку слушали не через смартфоны… Ну да ладно, вернемся к молодежи, которая начала активно слушать всякую индюшатину. Franz Ferdinand и абсолютный хит того года Klaxons с замечательным альбомом Myths of the Near Future. Главное, в череде всех певунов не забыть главную страдалицу 2007-го — певицу со странным именем Максим. Какой же это был шлак…

Автомобильный вопрос

Сейчас, если тебе 18 и у тебя есть «шестерка» в гараже, то многие снисходительно улыбнутся. Тогда иметь в 18 «шестерку» в гараже, да и вообще иметь машину было вполне солидным делом. Ты обрастал статусом, на тебя смотрели как на небожителя, а твое ведро с болтами называли не презрительно «говно», а уважительно… Правда тоже «говно». Хотя в ту пору автолюбители младшего университетского возраста не были редкостью, только вот смотрели не на марку машины, а на ее наличие в принципе, и отечественный автопром уважали хотя бы потому, что у него есть колеса. Даже среди набиравших моду стритрейсеров были те, кто эксплуатировал отечественные авто.

Примерно в это время стало возникать движение стритрейсинга, тюнинга, вот тогда и стало модным тонировать лобовое стекло и не бояться получить штраф. Тебя могли оштрафовать на 50 рублей за не пристегнутый ремень, штраф за проезд на красный свет – 100 р.
На мопедах и мотоциклах можно было гонять без всяких прав, их никто не останавливал.

Мобильники до того как они стали смартфонами

Это была эпоха разнообразных, заметно отличающихся друг от друга по форме и содержанию мобильников. Про сенсорный экран и айфон, разумеется, тогда вообще знали немногие. Вместо них были КПК со стилусами. Удобства было не так много, но сам стилус придавал шарма и казался волшебным девайсом, чем-то на уровне волшебной палочки.

Нередко их приходилось покупать с рук, но никого это особенно не смущало. Обилие моделей редко задерживало одну такую кнопочную бестию на руках больше чем на год. Мерилом хорошего телефона была камера (пускай даже 4 мегапикселя) и наличие мр3. От того повсеместно можно было наткнуться на группы школьников, которые терпеливо держали телефоны вплотную друг друга, и передавали одну песню через ИК-порт. Чаще всего, это была порнуха в плохом качестве, но выбирать не приходилось.

Жизнь с минимумом интернета

Интернет только только набирал обороты в этой стране. За картинками на «Udaff.com», шуточками на «Баш. орг», халявной музыкой на «Зайцев.нет» и умными мыслями на «ЖЖ» заходили лишь немногие. В ту пору и компьютер был не в каждой семье. Нормальная пролетарская семья обходилась парой-тройкой телевизоров, еще не именуемых «зомбоящиком», смотрела «КВН» и «Comedy club», была счастлива и никто не мог убедить ее, что это не смешно, тем более люди из интернета, которым почему-то смешны шутки вроде «В Бабруйск, мерзкайе жывотнайе!». Кстати, про «олбанскей» язык начали массово говорить в годах 2010-2011-х, когда он вышел из обихода. Как всегда, все вовремя.

Читайте также:  Чиа одежда с украины

В ту пору не было ни WhatsApp, ни Viber, исключительно «Аська» с легендарным оошным звуком оповещения. «Вконтакте» вместе с «Одноклассниками» появились только год назад и были малопопулярны, как собственно и Facebook. Была «аська», были форумы (да-да, в те времена на них еще сидели) и все писали отсебятину на «олбанском языке». BroDude тоже не было, только «ЖЖ», который как бы готовил читателя к пришествию совершенства.

Страшное было время, люди искали объявления в газетах вроде «Из рук в руки», ни о каком «Авито» и не думали. Высокоскоростной интернет появился в крупных городах где-то в 2004, но подключаться и покупать массово компьютеры стали где-то с начала 2008-2009 года. Интернет был по кабелю, Wi-Fi-маршрутизаторы тогда мало кто ставил домой. Во многом потому, что ноутбуки стоили очень дорого, и у всех стоял системник, чья святая задача была вытянуть третью «Готику». А если он не сгорит во время игры в Crysis, то можешь смело считать себя первым парнем в городе и объектом завистливых взоров.

В интернете, да и вообще в компьютерном мире было гораздо меньше быдла и рачья. Все было гораздо чище, а люди чаще общались тет-а-тет, нежели по сети. Никакой цензуры в интернете, он еще не был интересен государству, так что можно было призывать ловить покемонов в храме сколько угодно, благо что в ту пору за такой призыв на тебя бы посмотрели как на дебила.

Может вернем?

Эпоха рынков, сложенных в стопочку 5-рублевых монет и сожженных под «Блейзер» сентябрей. Эпоха, когда Путин был уже как 7 лет, но его не спешили свергать, его любили, а мысль о том, что он уйдет тревожила сердца людей. Все верили в своего президента, скорее желая, чтобы исчезла оппозиция, нежели правящий кабинет. Мы ни с кем не воевали, про Вторую Чеченскую успели позабыть. Украина мотала нервы своим уродцем Ющенко и горлопанящей Тимошенко, но никто и думать не думал о войне. Украинцы все равно были братьями, а Верка Сердючка едва ли не народной певицей. Тогда для нас не были все вокруг врагами, не было пендосов, гейропейцев и всего того что сейчас активно пропагандирует наше телевидение. Было спокойно, было не страшно сказать или репостнуть что-то неправильное, была какая-то вера в завтрашний день. Может быть получится вернуть 2007-й? Может достать свой кнопочный Nokia 6220, включить «Оригами» и напрячься в ожидании былой стабильности?

Источник

Стразы, гламур и секс. Странная мода нулевых, про которую хочется забыть навсегда

Пуритане всего мира заскрежетали зубами под бой курантов. Провожали 1999 год, встречали новое тысячелетие — эпоху гламура, слепящих стразов, тотального розового и голеньких пупков. Светская львица Пэрис Хилтон на какое-то время становится иконой стиля, девочки по всему миру охотятся за вельветовыми спортивными костюмами цвета «вырвиглаз», а Дэвид Бэкхем меняет прически так часто, что парикмахера приходится командировать из Англии в Японию. Рассказ про странную моду нулевых — в материале Onliner.by.

Героиновый шик и гранж девяностых, депрессия переходного периода улетучиваются к концу десятилетия. Человечество встречает сытые нулевые — беспощадную эпоху китча и гламура. Про это слово если и слышали раньше, то не придавали ему большого значения, но теперь, в XXI веке нужно повторять его как можно чаще и следить за всеми модными тенденциями, которые тиражирует Америка. Следить за ними достаточно просто: на рынке в любом районном центре сверкают яркими стразиками розовые кофточки, коротенькие топы и джинсы с предельно низкой талией, в которых лучше не садиться.

«Плюшевые» спортивные костюмы самых невообразимых цветов заполняют школы, школьницы жалуются мамам на учителей, которые запрещают посещать уроки в спортивной форме и ничего не понимают в молодежной моде, а учителя, в свою очередь, вздыхают о поганой молодежи, которая совсем уже испортилась.

Мужская мода нулевых ушла в тень, и на первый план вышли красотки в откровенных нарядах, которым не хватало всего и сразу: юбкам — длины, топам — скромности, макияжу — умеренности. История умалчивает, где в те времена находились активистки фем-движения, но женская сексуальность не только эксплуатировалась на все сто — об этом никто и не стеснялся говорить в открытую.

6 сентября 2001 года. В роскошной нью-йоркской Metropolitan Opera в 18-й раз проходит церемония VMA — премия MTV за лучшие клипы года. Белокурая Бритни Спирс светит огромной клипсой в пупке и постанывает строчку «I’m a slave 4 you». Нежную шею артистки обвивает питон, до нервного срыва остается каких-то пять лет.

В тот же вечер Бритни и Джастин Тимберлейк появились на красной ковровой дорожке в нарядах, которые вспоминают до сих пор. И до сих пор не могут дать им однозначную оценку: поп-звезды пришли на церемонию, полностью «упакованные» в джинсу. Короче, сегодня всевозможные рейтинги и топы, если хорошенько загуглить, как минимум упоминают про тот странный наряд.

Тогда, 6 сентября, триумф праздновала женская коллаборация: главную премию получили Кристина Агилера, Лил Ким, Майя и Пинк за видео на песню Lady Marmalade, гимн эпохе гламура в декорациях «Мулен Руж». Обилие розового, откровенные наряды, роскошь, блеск и предельный пафос — готовьте ваши денежки!

Made in the Glamorous USA

Есть красивая легенда. В 1996 году две девушки из Калифорнии решили пустить в дело $200 тыс. и открыли небольшое предприятие по пошиву одежды. Сделали они это, как сообщается, из чистой любви к моде и от глубокого возмущения существовавшим в то время ассортиментом. Некоторое время Travis Jeans делали яркую одежду для беременных, но потом переключились на спортивные костюмы.

Читайте также:  Детская демисезонная одежда новинки

В богатой Америке скромного капитала девушек не хватило бы на полноценную и масштабную пиар-кампанию, и они отправили один из костюмов с надписью Madge Мадонне. Той неожиданно понравился мяконький гламурный костюм, и она даже несколько раз засветилась в нем на публике. Этого оказалось достаточно, чтобы жительницы Калифорнии начали скупать вельветовые гарнитурчики. Кроме сомнительных эстетических преимуществ, покупка эта была еще и бытового характера. Как объясняли позже коренные калифорничане, в таких костюмах очень удобно водить машину, а за рулем они проводят практически весь день.

В общем, спустя четыре года началась суровая эра Juicy Couture, а каждая девочка загорелась купить себе такой же яркий спортивный костюм со стразами и прочими украшениями. Только посмотрите на этот гламурный шик родом из нулевых! А потом вспомните ассортимент городских рынков и уютные костюмчики всех цветов радуги с надписями Gucci.

Пэрис Хилтон, с которой слово «гламур» прочно ассоциировалось в это время, была влюблена в такие наряды. «Главную светскую львицу» планеты в нулевых тиражировали СМИ всего мира. Наследница семейного бизнеса, утопавшая в роскоши и блеске сытой Америки, являлась образцом для подражания для девочек, которым этой самой роскоши не хватало, но так хотелось.

Сначала американцы наблюдали за реалити-шоу «Простая жизнь», в котором Пэрис снималась вместе со своей подругой Николь Ричи, а затем уже вся планета пожинала плоды вот этой рейтинговой трансляции. Узкие джинсы на бедрах, в которых сесть — это уже преступление. Обилие розового цвета, сквозь которое не видно никаких других оттенков. Открытый живот и пупок с пирсингом, за который набожные женщины готовы были распять молодых распутниц. Яркий «вырвиглазный» макияж, пробивающийся сквозь блестки и блестящие губы. Все это на себя примеряла Пэрис Хилтон, затем гламур отправлялся куда-то в утробу московских ночных клубов, откуда еще громче было слышно это слово, и наконец причаливал к белорусским предпринимателям, баулами скупавшим китайский ширпотреб с броскими этикеточками.

Источник

Топ-10 модных вещей 2007 года

Time Magazine привел десятку вещей, которые непременно должны были быть в вашем гардеробе в 2007 году. Некоторые из них будут также популярны и в следующем 2008 году.

10 место по праву принадлежит массивным кольцам для коктейлей. Это один из самых модных трендов уходящего года, при этом есть все основания утверждать, что они будут модны и в следующем весенне-летнем сезоне 2008. Основной принцип — чем больше, тем лучше. Большие, массивные модели особенно популярны.

9 место — красная помада. Сексуальные ярко-красные губы — модная тенденция в макияже уходящего года. И хотя красная помада чаще всего удел смелых женщин, благодаря таким знаменитостям как Гвен Стефани (Gwen Stefani) и Кристина Агилера (Christina Aguilera) все больше женщин решились примерить ее для себя в повседневной жизни.

8 место — яркие колготки. Трудно даже представить, что еще несколько лет назад даже в холодную погоду были популярны прозрачные колготки. Гетры начали набирать популярность в 2006 году. А в 2007 году яркие цветные колготки — фиолетовые, розовые, голубые, желтые, зеленые — достигли наибольшей популярности, которая сохранится по крайней мере до конца зимы.

7 место — шляпы. С одной стороны мягкие фетровые шляпы дань мужскому стилю в женской одежде, с другой — хороший способ скрыть неудачную прическу или затенить усталые глаза. Ожидаем продолжения их популярности в следующем году как для мужчин, так и для женщин.

6 место — жилетки. Эта традиционная часть классического мужского костюма-тройки не то, чтобы пользовалась большой популярностью у модных девушек, но, тем не менее, получила свою долю внимания на модном Олимпе. В течение года знаменитости то и дело попадали в них под вспышки фотокамер.

5 место — ботинки до лодыжки. Достигли максимума популярности в 2007 году и не так скоро сдадут свои позиции. Более теплые, чем классические туфли и удобные по сравнению с высокими сапогами, это наиболее практичная обувь для весны и осени.

4 место — сумка-кошелек. Изменения модных тенденций иногда напоминают колебания маятника — казалось совсем недавно на пике популярности были большие сумки, как в моду вернулись небольшие элегантные клатчи, причем теперь они являются стильным аксессуаром не только для вечерних нардов, но и для повседневной дневной одежды. Впрочем, из-за сомнительной практичности, вряд ли они станут самой популярной моделью сумок.

3 место — джинсы с высокой талией. Долгое время брюки с завышенной талией были в забвении, однако в этом году их можно было увидеть едва ли не на каждой второй моднице Голливуда.

2 место — солнечные очки в белой оправе. Темные очки в белоснежной оправе начали набирать популярность после того, как в них были замечены Дрю Барримор (Drew Barrymore) и Кирстен Данст (Kirsten Dunst). Наиболее популярно сочетание такой оправы с моделью «Wayfarer».

1 место — свободное платье. Легкое, бесформенное платье, по мнению Time Magazine, возглавляет десятку вещей must-have уходящего года. Это не только прекрасный силуэт для жаркой погоды, но и легкий способ скрыть недостатки фигуры и лишние килограммы. Такие платья были широко представлены в сетях Zara и H&M.










всего: 1436 / сегодня: 2

Комментарии /0

После 22:00 комментарии принимаются только от зарегистрированных пользователей ИРП «Хутор».

Источник

Adblock
detector